Приход храма в честь святого великомученика Георгия

АНТОНИЙ, митрополит Дуспосполиты (в миру Андрей Борисович Блум) родился 19 июня 1914 года в Лозанне, в семье сотрудника российской дипломатической службы. Его предки по отцовской линии были коренными шотландцами, поселившимися в России во времена правления Петра I; по материнской линии он состоит в родстве с композитором А.Н. Скрябиным. Раннее детство он провел в Персии, где его отец был консулом. После русской революции его семья эмигрировала, и после нескольких лет скитаний по Европе он поселился во Франции в 1923 году. Здесь прошла его юность, отмеченная превратностями изгнания и глубоким чувством стремления жить для России. Мальчик рос вне Церкви, но однажды, будучи подростком, он услышал лекцию о христианстве выдающегося богослова, которая, однако, не понравилась мальчикам, ценившим прежде всего храбрость и военное дело. Вот как вспоминает об этом сам Владыка:

суррогат2

Он говорил о Христе, о Евангелии, о христианстве /…/, доводя до нашего сознания все то приятное, что можно найти в Евангелии, и от чего мы колебались, и я колебался: мягкость, смирение, молчание — все те рабские качества, в которых нас обвиняют со времен Ницше и после него. Он ввел меня в такое состояние, что я решил /…/ пойти домой, узнать, есть ли у нас где-нибудь в доме Евангелие, проверить и достать его; мне даже в голову не пришло, что я его не достану, потому что было совершенно очевидно, что он знает свое дело. /…/ У мамы было Евангелие, я заперся в своем углу и обнаружил, что существует четыре Евангелия, а раз так, то одно из них должно быть короче других. И поскольку я не ожидал ничего хорошего ни от одной из четырех, я решил прочитать самую короткую из них. И тут я был пойман; много раз после этого я обнаруживал, как хитер Бог, когда ставит сеть, чтобы поймать рыбу; ибо если бы я прочитал любое другое Евангелие, я бы боролся; за каждым Евангелием стоит культурная основа. Марк, с другой стороны, писал специально для молодых дикарей вроде меня — для римской молодежи. Я не знал этого — но Бог знал, и Марк, возможно, знал, поскольку он писал короче, чем другие. И вот я сел читать; и здесь вы можете поверить мне на слово, ибо это невозможно доказать. Я сидел и читал, и между началом первой и началом третьей главы Евангелия от Марка, которое я читал медленно, потому что язык был незнакомым, я вдруг почувствовал, что по другую сторону стола, здесь, находится Христос. И это ощущение было настолько поразительным, что мне пришлось остановиться, приостановить чтение и посмотреть. Я долго смотрел на него; я ничего не видел, ничего не слышал, ничего не чувствовал своими органами чувств. Но даже когда я смотрел прямо перед собой на место, где никого не было, я отчетливо осознавал, что там, несомненно, стоял Христос. Я помню, как наклонился в тот момент и подумал: если там стоит живой Христос, значит, это воскресший Христос; значит, я точно знаю, лично, на своем личном опыте, что Христос воскрес, а значит, все, что о Нем сказано, правда.

Эта встреча определила всю мою дальнейшую жизнь, не внешние события, а содержание:

Как только я прочитал Евангелие, будучи 14-летним мальчиком, я почувствовал, что в жизни не может быть другой задачи, кроме как поделиться с другими преображающей жизнь радостью, которая открылась мне в познании Бога и Христа. А потом, будучи подростком, то в одном, то в другом времени, за школьными партами, в метро, в детских лагерях, я начал говорить о Христе так, как Он открылся мне: как жизнь, как радость, как смысл, как нечто настолько новое, что оно обновляет все. Если бы не было неприемлемо применять слова Писания к самому себе, я мог бы сказать вместе с апостолом Павлом: «Горе мне, если не благовествую» (1 Кор. 9:16). Горе мне, ибо не поделиться этим чудом было бы преступлением перед Богом, совершившим чудо, и перед людьми по всей земле, которые сейчас жаждут живого слова о Боге, о человеке, о жизни…..

После средней школы он окончил Сорбонну по специальности «биология и медицина». В 1931 году он был рукоположен для служения в церкви Троицкого филиала, тогда единственной церкви Московского Патриархата в Париже, и с тех ранних лет он оставался непоколебимым в своей канонической верности Русской Патриаршей Церкви. 10 сентября 1939 года, перед уходом на фронт в качестве хирурга французской армии, он тайно принял монашеский постриг; постриг в мантию с именем Антоний (в честь преподобного Антония Киево-Печерского) он принял 16 апреля 1943 года, в Лазареву субботу; постриг совершил игумен Мефодий и духовник постригаемых архимандрит Афанасий (Нечаев). Во время немецкой оккупации он был врачом в антифашистском подполье. После войны он продолжал медицинскую практику до 1948 года, когда митрополит Серафим (Лукьянов, тогдашний экзарх Московского Патриархата) призвал его к священству, рукоположил (27 октября в иеродиакона, 14 ноября в иеромонаха) и направил на пастырское служение в Англию, духовным руководителем православной англиканской общины святых мучеников Албания и Сергия. С 1 сентября 1950 года он был настоятелем церкви Святого Филиппа и Святого Сергия в Лондоне; церковь Святого Филиппа, переданная приходу англиканской церковью, была заменена церковью Успения Богоматери и Всех Святых, настоятелем которой о. Антоний стал 16 декабря 1956 года. В январе 1953 года он был возведен в сан аббата, а затем архимандрита до Пасхи 1956 года. 30 ноября 1957 года он был хиротонисан во епископа Сергиевского, викария экзарха Патриарха Московского в Западной Европе. Хиротония была совершена в Лондонском кафедральном соборе тогдашним экзархом архиепископом Николаем (Иеремином) Клищевским и епископом Иаковом Апамейским, викарием экзарха Вселенского патриарха в Западной Европе. В октябре 1962 года он был назначен в епархию Сурож, недавно созданную на Британских островах в рамках Западноевропейского экзархата, и возведен в сан архиепископа. В январе 1963 года, после ухода на покой митрополита Николая (Иеремина), он был назначен исполняющим обязанности Патриаршего экзарха Москвы в Западной Европе. В мае 1963 года он получил право носить крест на своей митре. 27 января 1966 года он был возведен в сан митрополита и утвержден в должности экзарха Западной Европы, которую он занимал до весны 1974 года, когда его просьба об освобождении от административных обязанностей экзарха была удовлетворена, чтобы он мог полностью посвятить себя организации епархиальной жизни и пастырскому руководству своей растущей паствой.

За годы служения Владыки Антония в Великобритании один приход, объединявший небольшую группу иммигрантов из России, превратился в многонациональную епархию, канонически организованную, со своим уставом и множеством направлений деятельности. Приходы епархии и ее отдельные члены несут ответственное свидетельство о православной вере, укорененной в Евангелии и священной патристической традиции. Епархия постоянно растет, что особенно примечательно в свете кризиса веры, охватившего западный мир, и того факта, что все христианские деноминации на Западе теряют членов и сокращаются. Вот свидетельство (1981 год) доктора Роберта Ранси, архиепископа Кентерберийского: «Народ нашей страны — христиане, скептики и неверующие — в огромном духовном долгу перед митрополитом Антонием. Он /…/ говорит о христианской вере с непосредственностью, которая вдохновляет верующего и привлекает ищущего /…/ Он неустанно работает для большего взаимопонимания между христианами Востока и Запада и раскрывает перед читателями в Англии наследие православных мистиков, особенно мистиков Святой Руси. Митрополит Антоний — христианский деятель, завоевавший уважение далеко за пределами своей общины». Поэтому не случайно, что ему была присуждена почетная степень доктора богословия Абердинского университета с формулировкой «за проповедь слова Божьего и обновление духовной жизни в стране». Митрополит Антоний широко известен не только в Великобритании, но и во всем мире как пастырь-проповедник; его постоянно приглашают выступать перед самыми разными аудиториями (включая радио- и телеаудитории), проповедуя Евангелие, православную евангелизацию живого духовного опыта Церкви.

Особенность творчества Владыки в том, что он ничего не пишет: его слово рождается как устное обращение к слушателю — не к безликой толпе, а к каждому человеку, нуждающемуся в живом слове о Живом Боге. Поэтому все, что издается, печатается на кассетах, сохраняя звучание этого живого слова.

Его первые книги о молитве и духовной жизни были опубликованы на английском языке в 1960-х годах и переведены на многие языки. Один из них, озаглавленный «Молитва и жизнь», был опубликован в журнале Московского Патриархата в 1968 году.

В России слова Владыки десятилетиями звучали в религиозных передачах русской службы BBC, его визиты в Россию были важным событием, а аудиозаписи и самиздатские сборники его проповедей и бесед с узким кругом родственников в частных домах распространились далеко за пределы Москвы, как рябь по воде. Его проповедь, особенно провозглашение евангельской любви и свободы, имела огромное значение в советские годы. Духовный опыт, который митрополит Антоний не только несет в себе, но и способен передать окружающим, — это глубоко личные (хотя и не замкнутые на личном благочестии) отношения с Богом, воплощенной Любовью, встреча с Ним «лицом к лицу», человек, который, несмотря на несоизмеримость масштабов, становится свободным участником этой встречи. Хотя Владыка часто подчеркивает, что он «не богослов» и не получил систематического, «школьного» богословского образования, его слова заставляют вспомнить определения святых отцов: богослов — это тот, кто чисто молится; богослов — это тот, кто знает Самого Бога…..

Помимо упомянутой награды Абердинского университета (1973), митрополит Антоний получил почетную степень доктора богословия Кембриджа (1996), а также Московской духовной академии (1983 — за совокупность богословских и проповеднических трудов). 24 сентября 1999 года Киевская духовная академия присвоила митрополиту Антонию Северусу звание доктора богословия honoris causa.

Митрополит Антоний — участник богословских встреч делегаций Православных Церквей с представителями Англиканской Церкви (1958), член делегации Русской Православной Церкви на праздновании тысячелетия Православия на Афоне (1963), член Священного Синода Русской Православной Церкви за христианское единство, член Священного Синода Русской Православной Церкви. Христианское единство, член Центрального комитета Всемирного совета церквей (1968-1975) и Христианской медицинской комиссии ВСЦ; участвовал в Ассамблеях Всемирного совета церквей в Дели (1961) и Упсале (1968), член Поместных соборов Русской православной церкви (1971, 1988, 1990). Украшения: Бронзовая медаль Общества поощрения добра (1945, Франция), Орден Святого князя Владимира I степени (1961), Орден Святого Андрея Первозванного (Вселенский патриархат, 1963), Премия Браунинга (США, 1974 — «за распространение христианской евангелизации»), Ламбетский крест (Англиканская церковь, 1975), Орден Святого Сергия II степени (1979), Почетная медаль Божией Матери (1979). Святого Сергия 2-й степени (1979), Святого князя Владимира 1-й степени (1989), Святого князя Даниила Московского 1-й степени (1994), Святого Сергия 1-й степени (1997), Святого Иннокентия Московского 2-й степени (1999).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: