Преподобный Пафнутий Боровский

Память преподобного Пафнутия Боровского совершается 14 мая (1 мая по старому стилю), в день его похорон.

Житие и чудеса преподобного Пафнутия Боровского

Самым известным литературным источником о святом Пафнутии является «Повесть о смерти святого Пафнутия Боровского». — «литературное «чудо» XV века», написанное учеником монаха Иннокентия, который повествует о последних семи днях земной жизни монаха так, как он был непосредственным свидетелем этих дней. Житие Пафнутия Боровского сохранилось в нескольких редакциях. Полного текстологического исследования этого памятника не существует, но ученые единодушно выделяют обширное житие, написанное в первом десятилетии XVI века архиепископом Ростовским Вассианом Саниным, послушником и учеником святого Пафнутия, которое сохранилось в двух редакциях, и две краткие редакции жития.

В 1394 году в деревне Кудиново, недалеко от Боровска в современной Калужской области, в 90 км к юго-западу от Москвы, родился ребенок, которому при крещении было дано имя Парфений. Его дедом был крещеный татарин-баскак [1] Мартин, его отца звали Иоанн, а мать — Фотиния.

12-летним юношей Парфений отправился в монастырь, где провел 7 лет в послушании, а в возрасте 19 лет, в 1414 году, от своего настоятеля Маркеллоса он «облекся в монашескую одежду и поселился в монастыре Пресвятой Богородицы, преподобной Плащаницы в высоком граде Боровске» с именем Пафнутий». Со дня поступления в монастырь молодой монах вел строгую аскетическую жизнь под духовным руководством старца Никиты Серпуховского, постриженника Сергия Радонежского. После ухода к Господу игумена Маркелла в 1434 году, после долгих уговоров братии и князя Симеона Владимировича Боровского, блаженный Пафнутий стал игуменом монастыря, приняв постриг от святого митрополита Киевского и всея Руси Фотига (XIV век — 2 июля 1431 года). Уже тогда было видно, что Господь украсил его проницательностью и другими дарами Святого Духа: ясновидением и чудотворением.

Однажды монах отправился в командировку в сельскую местность и там впал в плотский грех. Во сне святой Пафнутий видит чудесный сад с прекрасными деревьями и то, как одно из деревьев многократно вырывается с корнем и бросается на землю. В видении монах каждый раз возвращал дерево на место и бережно укреплял его. По возвращении брата игумен убедил его исповедать свой грех и, благодаря своему мудрому духовному руководству, в конце концов привел его к совершенному исправлению.

В течение 13 лет монах оставался в монастыре игуменом, но в возрасте 45 лет тяжело заболел и, готовясь к смерти, принял монашеский постриг, после чего неожиданно выздоровел. Взяв с собой одного монаха, он удалился от города на три версты в тишину: «пришел он на реку Истерму апреля 23, на память святого великомученика Георгия, и с помощью Господа Бога Иисуса Христа и с помощью святой Богородицы сделал монастырь свой делом и великими чудесами». Летопись, написанная вскоре после упокоения монаха, описывает основание монастыря Пафнутия Боровская следующим образом: «И воздвигнута была православная церковь, прежде из дерева, на том же камне, и дивно украшена, и иконами, и книгами, и всеми православными сосудами, как подобает удивляться самодержцам Рутской земли, и при жизни своей приходить в нее за благословением и молитвой в своих намерениях, так и древним святым отцам нашей земли; Так же и другие князья и владыки Православной Церкви, и из Литовской земли и других стран, также просят его благословения и молитв». Святой был примером для своих братьев во всем: «Блажен он, украшенный всеми дарами Божьими, мудрый в советах и проницательный во всех делах, благодать Божья сияла на нем».

Сначала питьевую воду приходилось носить в монастырь издалека, пока, по просьбе братьев, святой не помолился и не дал ключ поблизости.

В Боровске в это время князем был Василий Ярославович, человек буйного нрава, который сильно возмущался тем, что новый монастырь Святого Пафнутия, расположенный за пределами его владений, процветает, в то время как монастырь Святого Покрова, расположенный на его землях, приходит в упадок без своего прежнего игумена. Имея нечестивое намерение вернуть монаха в Высоко-Покровский монастырь, он неоднократно, но безуспешно подсылал в новый монастырь поджигателей. Однажды князь послал с той же целью некоего новокрещеного татарина по имени Ермолай, который, подойдя к монастырю, чтобы поджечь его, внезапно ослеп и бродил по монастырю, пока его не привели к монаху Пафнутию, который, увидев его впервые в жизни, назвал его по имени и спросил, зачем он пришел. Ермолай, сильно пораженный тем, что с ним произошло, сделал искреннее признание, сразу же прозрел и вернулся к князю, не причинив монастырю никакого вреда.

Однажды князь Василий Ярослав Боровский, враждовавший с Монахом в числе других князей, был взят в плен татарами после битвы, проигранной русским войском. Находясь в плену, князь поклялся заключить мир со святым игуменом в случае его освобождения. Сразу же после произнесения этой клятвы хан Махмет потребовал выкуп за пленника. Монах Пафнутий заручился помощью простолюдинов, чтобы собрать последние копейки для выкупа своих князей — и народ собрал выкуп. Этот случай был назван «выкупом копейки». Князь Василий Ярославович вернулся невредимым и заключил мир с Монахом, который с тех пор пользовался большим почетом и уважением князя.

Однажды, когда приближался праздник Пасхи, в монастыре закончилась рыба для праздничной трапезы, но святой Пафнутий попросил монахов не печалиться и возложить все свое упование на Господа. Вечером в Великую субботу секстант отправился к источнику, чтобы набрать воды для литургии, и увидел в реке обилие рыбы, называемой «сижками». В то время на реке был паводок, и рыбы было больше, чем когда-либо прежде. Секстант поспешил сообщить об этом аббату, который приказал закинуть сети в том месте. Было поймано столько рыбы, что ее хватило на весь монастырь до конца Страстной недели.

В монастыре был старец по имени Константин. Однажды один из братьев направлялся в келью монаха и уже собирался произнести молитву, как вдруг монах открыл окно кельи и сказал, что кто-то только что совершил молитву и сообщил ему, что старец Константин отошел ко Господу. Брат сказал, что еще не успел произнести молитву, но только что видел Константина, и он жив. Отец велел брату вернуться в келью Константина, и там он нашел старца почивающим в Господе.

Среди иконописцев, работавших в монастыре, был мирянин по имени Дионисий, который очень болел ногами и поэтому не мог расписывать православный храм. Монах призвал его начать доброе дело и пообещал, что Господь и Его Непорочная Мать даруют здоровье его ногам. Поверив словам преподобного, Дионисий приступил к работе и сразу же выздоровел. Преподобному Дионисию и другим иконописцам было предписано не есть мяса в стенах монастыря, а только в деревнях за его пределами. Так они и сделали, но однажды принесли баранью ногу, фаршированную яйцами. Когда Дионисий вгрызся в нее, он увидел, что нога полна червей, а не яиц, и на него внезапно напал страшный зуд, и уже через час все его тело покрылось ужасными струпьями, так что он не мог даже двинуться с места. Преподобный отпел для него мессу и дал ему немного святой воды, чтобы окропить все его тело, что и было сделано. Затем Дионисий уснул, а когда проснулся, то был совершенно здоров — все его благовонные палочки отпали сами собой.

В окрестностях монастыря было много ворон, которых святой очень любил и дал заповедь не вредить птицам. Однажды сын городского управителя ради забавы убил из лука ворону возле монастыря и, сидя в седле, повернул голову к своим спутникам, чтобы похвастаться, как хорошо он стрелял. Однако он тут же понял, что больше не может поворачивать голову назад, чтобы держать ее прямо. В ужасе он упал к ногам преподобного, умоляя о прощении и исцелении. Настоятель немедленно позвал монаха в часовню для общей молитвы, после чего переправил страдальца, и его голова вернулась в нормальное положение.

Другой юноша ослушался того же запрета и послал на ворона охотничьего ястреба, который убил птицу, но сам тут же упал замертво.

Однажды ночью воры украли трех волов, принадлежащих монастырю, но не смогли увести их и всю ночь бродили вокруг монастыря, словно слепые. Утром, желая убежать, оставив волов, они тоже не смогли этого сделать, как будто кто-то связал их. И так они хранились силой Божьей, пока их не обнаружили работники монастыря, отправившиеся на поиски пропавших волов. Воров привели к старосте деревни, который наказал им не совершать подобных поступков в будущем и, накормив их, разрешил уйти с миром.

Богатая милостыня от некоего князя была послана в монастырь, чтобы монах помолился за того, кто ее дал, но тот, кто принес ее, спрятал часть для себя. Монах Пафнутий, будучи ясновидящим, знал об этом, но не стал предавать это огласке — напротив, он приказал накормить путника, который тут же впал в судороги и оцепенел, а исцелился только после того, как покаялся и признал свою вину перед монахом.

Однажды братья решили бежать из монастыря и уже собирали свои вещи для бегства. Но Господь открыл монаху следующее: он видел, как некий «мурин» вытаскивал головы из печи и бросал их в кельи этих монахов. Святой игумен строго предостерег его от поджога зданий, на что тот ответил, что именно для этого он и бросает их в печь, чтобы поджечь. Святой, осознав важность видения, призвал к себе двух монахов и рассказал им о своем видении. Они были удивлены и сказали ему, что готовы бежать, и даже показали ему тюки со своим имуществом. Однако после этого случая они раскаялись и с новым рвением вернулись к монашеской жизни.

Однажды монах читал Писание в своей келье, когда кто-то спросил его ученика Иосифа после молитвы. Старец, который видел этого человека через окно, сказал Иосифу, чтобы тот уходил, и что «человек со злым глазом ищет его». Иосиф узнал в незнакомце своего земляка, старого знакомого, который попросил разрешения остаться в монастыре в качестве монаха. Старец сказал ученику, что, накормив его, он должен отпустить его, потому что от него нет никакой пользы. После того, как мужчина ушел, Иосиф спросил о нем старца, на что тот ответил: «Этот человек — убийца. В молодости он ударил ножом в живот одного монаха и убил его. Таким образом, монах мог по одному взгляду на человека определить, что скрыто в его душе.

Однажды состоялся разговор между монахом и благочестивым мирянином, который рассказал ему, что архимандрит покинул Симонов монастырь под Москвой. Монахи стали обсуждать, кто теперь будет там архимандритом, и говорили то так, то эдак. Монах посмотрел на одного из своих учеников, по имени Вассиан, очень молодого брата Иосифа, и, указывая на него, улыбаясь своим собеседникам, сказал: «Этот — архимандрит Симон». Это было пророчество святого Пафнутия, ибо именно Вассиан, но не тогда, а через много лет после этого события, стал архимандритом этого монастыря.

Однажды один монах умолил принца три дня ловить рыбу в Оке и взять то, что Бог пошлет на нужды монастыря. Послав слугу на этот промысел, он приказал дать ему 5 гривен денег [2], чтобы купить сосуды для засолки пойманной рыбы, но слуга не хотел брать такую большую сумму денег, не ожидая, что хоть один сосуд будет наполнен пойманной рыбой. Но преподобный сурово приказал ему делать, что велено, — и не напрасно, ибо его улов за три дня составил 730 крупных рыб, что было больше, чем весь летний улов любого из слуг князя. Конечно, прозорливый старец заранее предвидел такую уловку.

Один из учеников святого был поражен болезнью глаз. Сильно страдая, он искал лекарство. Отец дал ему свой язык и сказал, чтобы он прочитал тысячу молитв Иисуса. Но он едва повиновался, потому что ему было очень больно. Когда он помолился пятьсот раз, глаз его исцелился, и, забыв о заповеди, он запрыгал от радости и побежал к отцу, чтобы рассказать ему об исцелении глаза. Но проницательный отец не скрывал, что он совершил не тысячу, а только полтысячи молитв, и велел ему вернуться и совершить всю тысячу.

Однажды больного привели к монаху Пафнутию, родственники которого отчаялись в нем и уже приготовили все для его погребения, ожидая его смерти. Но преподобный с верой помолился за него, и умирающий встал с постели и начал ходить как ни в чем не бывало.

Однажды к преподобному святому привели прокаженного, которого жестоко мучили гной и черви. Он был при смерти и в великих страданиях и слезно молился об исцелении. Его лечили хитростями медицины, но безуспешно. Великий Отец окропил его благословенной водой и исцелил его, так что он забыл о своей проказе, гное и червях, которые его разъедали.

В доме одного князя подросток был болен какой-то болезнью и вот-вот должен был умереть. В слезах мать мальчика обратилась к святому старцу с просьбой помолиться перед Господом и Пречистой Матерью и окропить ребенка святой водой, чтобы он не умер. Чадо Пафнутий, помолившись Богу и Пресвятой Богородице и освятив воду, отправил ее скорбящей матери. Кроме того, он приказал посланным туда людям, чтобы после окропления святой водой, если мальчик захочет есть, они дали ему свежую рыбу, хорошо приготовленную, как это принято у больных, получивших освежение от болезни. Они были удивлены и проливали слезы над словами святого, получив надежду, что застанут юношу еще живым. Вскоре гонец вернулся со святой водой, но мальчик умирал. Как только они окропили его святой водой, болезнь как рукой сняло, и мальчик бодро и радостно поднялся, прося есть. И они отдали ему, как приказал преподобный.

Однажды к нему привели бесноватого, который в бешеных конвульсиях рвал железные узы, которыми был связан, ревел и угрожал разорвать всех на куски. Но блаженный игумен нисколько не испугался, исцелил его от нечистоты и, взяв крест, освятил его крестным знамением и тут же изгнал лютого демона, испепелив его так, что он испугался и задрожал, и скрылся в соседней долине, залитой дождем. Незнакомец был немедленно исцелен от дьявола и возопил к святому, говоря, что видел великие дела Божьи, когда святой пометил его крестом: из креста вырвалось горящее пламя, и демон, опаленный огнем, в ужасе бежал, погрузился в воду и не осмелился вернуться.

Одна знатная женщина, чьи дети впоследствии стали монахами, очень верила в блаженного отца Пафнутия и часто посылала своих отпрысков с подношениями, прося у него молитв и благословения. В ее сознании было неспокойно, и она видела множество демонов, приходящих к ней с глазами. Когда это случилось, появился старец, невысокий и приземистый, с белой бородой и большим, в тонкой одежде, который имел силу отгонять от нее бесов, как волков от овец, и она выздоровела. Однажды она услышала голос, обратившийся к ней: «Пафнутий, который находится в Боровске, отгонит от тебя бесов». Такие видения повторялись много раз. Когда она полностью выздоровела, она жаждала увидеть святого, желая убедиться в том, что он был тем человеком, который явился ей во время болезни и изгнал из нее бесов. Она и молодые люди прибыли в монастырь святого, но женщинам было запрещено входить в монастырь, поэтому она стояла у ворот и просила учеников святого позволить ей увидеть игумена. Монахи впустили ее учеников внутрь и показали их святому, приказав им сказать своей госпоже, когда он вместе с братьями выйдет из церкви на трапезу. Наступило время ужина. Она узнала его еще до того, как его ей показали, и со слезами на глазах воскликнула: «Это действительно Тот, Кто Своим явлением изгнал из меня бесов и дал мне исцеление». И она посылала монахам большие милостыни, воздавая благодарение Богу.

Некий молодой человек, приняв монашество, начал терзаться мыслями, ибо бесы внушали ему страх: бесы стали являться ему, то в виде черной собаки, то в виде медведя, который ходил по дому и стучал по стенам. Преподобный старец велел юноше читать в его присутствии Псалтирь, и с этого момента бесовские видения исчезли, а молодой монах освободился от своих страхов.

Преподобный Пафнутий часто говорил о милостыне как о добродетели, имеющей великое дерзновение перед Богом ради спасения человека, называя ее царицей добродетелей. «Только милостыня может спасти человека, если он живет по закону». — сказал благословенный отец. «Некий милосердный человек творил милостыню до конца своей жизни. Когда он скончался, другому человеку было откровение о загробной жизни. Он был приведен к огненной реке, а на другой стороне реки был рай, чудесное место света, чудесный сад. Но человеческая душа не могла пересечь эту страшную реку. И вдруг появляется множество нищих, принявших его милостыню; они перекинули мост через реку, и милосердный человек перешел по мосту в то чудесное место». К этому святой добавил, что души праведников переносятся в рай ангелами, но Господь открыл судьбу праведной души в такой форме для нашего назидания.

Однажды в Боровском районе был голод. Преподобный благословлял кормить всех, кто приходил к нему в монастырь. Иногда количество людей, которых кормили в день, превышало 1000 человек. Вскоре запасы монастыря закончились, но благодаря молитвам монахов на следующий год был хороший урожай, и монахам удалось пополнить запасы продовольствия в монастыре.

Монах никогда не позволял никому прикасаться к своему телу или к себе. Женщинам не только не разрешалось входить в монастырь, но он не позволял никому говорить о них в его присутствии. Сохранив девство, святой стал избранным сосудом Святого Духа и достойно принял дар священства. Однако он обладал таким смирением, что никогда не совершал литургию — за исключением одного случая на Пасху незадолго до своей смерти, когда он не смог найти священника с большими деньгами. Монах служил с большой нежностью и позже рассказывал братьям, что во время службы его душа едва оставалась внутри него — настолько велико было его благоговение перед Святыней.

Монах Пафнутий был глубоко любим и почитаем не только братией своего монастыря, но и другими монастырями. По Божьему провидению в монастырь к святому был послан двадцатилетний юноша Иоанн Санин. Осмотрев его, монах постриг его в монашество, дав ему имя Иосиф. Этим монахом был никто иной, как тот, кто известен сегодня под именем преподобного Иосифа Волоцкого, стойкого защитника чистоты православной веры. Он возглавил борьбу с иудейской ересью, которая была осуждена на Соборе 1504 года. За этот поступок молодой монах был благословлен монахом Пафнутием.

Источники в изобилии сообщают нам о строжайшем посте монаха, который совсем не ел по понедельникам и пятницам, постился по средам, а иногда не принимал пищу по несколько недель подряд, а если и ел, то только самое худшее, при этом щедро осыпая похвалами тех, кто ее готовил; о твердости и упорстве его нрава, о его склонности к клерикальному молчанию, о его пренебрежении к почестям. Монах выбирал самые трудные из обычных работ: рубить и носить дрова, копать и поливать огород, плести сети для рыбалки зимой, рукодельничать и читать. Обычно он приходил на службу первым и уходил одним из последних.

Старец был удивительно внимателен к синодальной молитве: «Когда братья начали петь стихи, тогда старец начал петь вместе с братьями, как это было в его обычае. Старейшины имели обычай проходить мимо, не произнося ни одного стиха, но всегда пели вместе с братьями. Если случалось, что он пропускал стих или слово в стихе, каноник велел ему возвращаться в большом количестве и повторять стихи, делая себя известным читателю».

«Повесть о кончине» святого также рассказывает о богатом даре прозорливости, о постоянной и очень горячей молитве и о других бесконечно интересных деталях характера и привычек этого удивительного человека на потрясающе интересном историческом и культурном фоне монашеской жизни в Древней Руси в XV веке: «Старец имел привычку после ужина никогда не зажигать свечу или подсвечник, а молиться в темноте ночи, и часто садился и засыпал таким образом, держа в руках силки и читая Иисусову молитву», «Если кто-нибудь из братьев заболевал, старец приходил к нему и напоминал о последнем покаянии и о причащении святых даров», «И старец всегда призывал имя Пречистой и возлагал на нее свою надежду», «когда наступало время литургии, священник приходил получить благословение, как это было принято, потому что священники ежедневно приходили в келью, чтобы получить благословение от старца», «а у старца был такой давний обычай Когда он хотел принять таинство причастия, он молчал целую неделю, и не только с мирянами, но и с братьями, он не говорил о необходимых вещах, и с теми, кто жил в его келье, он не говорил ни о чем. Пост всегда был для него привычкой», «он всегда просил еду, чтобы порадовать своих братьев, но всегда выбирал худшее. И не только в пище, но и во всех своих покоях он довольствовался самым малым. А одежда его — ряса, ряса, куртка, обувь — была такова, что ни один нищий не влез бы в нее», «разговор его был прост, с ним приятно было беседовать не только монахам, но и мирянам, и странникам. Не ради человеческого удовольствия, а по закону Божьему он говорил обо всем; более того, он делал это в своих произведениях. Он никогда не робел ни перед князем, ни перед идолом, дары богатых не могли удовлетворить его, а сильным мира сего он предписывал строгое соблюдение законов и заповедей Божьих. С простыми людьми, как и с великими, он общался и называл их братьями. И никто никогда не уходил недовольным после беседы с ним; многим в беседе он открывал тайны сердца своего, и они уходили от него, дивясь и хваля Бога», «у него был давний обычай: Перед священником, совершавшим службу, он не отходил от алтаря, не выходил из церкви, не получив благословения от священника-служителя», «у него был давний обычай — после окончания службы он никогда не забывал совершить Иисусову молитву, держа в руках стихарь», «обычай старца был никогда не называть монастырь своим, а — «Благородный», говорить — «Сей создал», он никогда не терпел, если кто-то называл его монастырь монастырем, он всегда запрещал это».

Перед уходом монах приказал своему близкому ученику: «И не покупайте дубовый гроб. На деньги, полученные от шестерки, купите булочки и поделитесь ими с бедняками. Но заверните меня в лубок, а сбоку (от Клима-Стрельца) подорвите и поставьте». Так, во время своего блаженного преставления, увидев некое тайное видение и трижды глубоко вздохнув, монах Пафнутий предал себя Господу, заранее предсказав день своей смерти, 1 мая 1477 года («В 6000 985 году 1 мая преподобный игумен Пафнутий почил ночью, а 2 мая, выйдя в первый час дня, был погребен». [3]) в возрасте 82 с половиной лет («и всех лет жизни его в теле было 80 лет и полтрети»). Летопись описывает его блаженную кончину так: «В месяце мае в 1-й день четверга после вечерни, в 15-м часу дня, был похоронен монах аббат Пафнутей….. И утром пятого дня в час дня он был погребен, и не было при погребении его никого из города, ниже из деревни, кроме священников монастыря сего и учеников его и старцев целомудрия его. Только тогда появился священник мира, духовник князя Андрея Меньшого, по имени Никитас. Этот Ныкытас, а также некоторые из его братьев свидетельствовали, что для них больше не будет надгробий, которые они могли бы воспевать или сжигать, но один из его учеников, Иннокентий по имени, который произнес надгробную речь со многими слезами. Остальные же все были в слезах, ибо слез их было много, и они падали на землю, или иным образом проливались». Церковное прославление Боровского чудотворца состоялось на Соборе 1547 года при митрополите Макарии, но ковчег с мощами святого существовал еще до его официальной канонизации.

Реликварий и часовня над мощами преподобного Пафнутия

Тропарь, кондак и канон преподобному Пафнутию Боровскому

Тропарь, тон 4:

Просветив свою родину легкостью своей жизни, ты, благодаря своим молитвам и постам, исполнился даров Божественного Духа и в этой жизни хорошо защищался, открывал милосердие и доброту всем попавшим в беду и стал заступником бедных. Так просим тебя, отец Пафнутий, чтобы Христос Бог спас наши души.

Кондак, тон 8:

Освещенные светом Бога Отца, вы приобрели постническую жизнь, монашеское, предсоборное руководство для монахов и хорошее украшение для привередливых людей. По этой причине Господь, видя ваши трудности, обогащает вас даром творить чудеса, ибо вы исцеляете и молитесь за свою паству. И мы, ныне радующиеся, взываем к тебе: радуйся, отче Пафнутий.

Библиотека русской веры
Канон монаху Пафнутию Боровскому

Читать онлайн

Преподобный Пафнутий Боровский. Иконы

Заступничество. Преподобный Пафнутий Боровский. Государственный Русский музей, Санкт-Петербург. Начало 16 века. Икона преподобного Пафнутия Боровского. Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева. Первая половина 19 века. Заступничество. Преподобный Пафнутий Боровский. Калужский областной музей местного фольклора. 1662 г. Преподобный Пафнутий Боровский. Первая половина 18 века. Пафнутий Боровский в своем Житии. Центральный музей древнерусской культуры и искусства имени Андрея Рублева, начало XIX века. Преподобный Пафнутий Боровский Преподобный

Высоко-Покровский Боровский монастырь

Во время Смуты 1610 года монастырь Высокий Покров и две его каменные церкви были разрушены польско-литовскими захватчиками, но церковь Покрова Богородицы была отстроена из сосновых бревен без единого гвоздя в 1621 году и в таком виде сохранилась до наших дней, являясь выдающимся образцом древнерусского деревянного зодчества.

Церковь также известна как «Боровские кижи» и в настоящее время заменяет монастырь Святого Пафнутьева. За алтарем церкви Покрова находится часовня, где покоятся родители святого Пафнутия, благочестивые Иоанн и Фотиния, которых монахи поминают на каждой службе. Также неподалеку находится чудотворный Покровский источник с крестильной купелью, обнаруженной в начале XV века, когда преподобный Пафнутий был монахом в монастыре Покрова Пресвятой Богородицы. 13 октября 2016 года, в канун праздника храма Покрова Пресвятой Богородицы в Высоком, на территории бывшего Покровского монастыря, недалеко от храма, была установлена бронзовая статуя святого Пафнутия Боровского, чудотворца.

Свято-Пафнутьев Боровский монастырь

Поселившись на берегу реки Протвы, отшельник Пафнутий стал известен в округе как великий почитатель молитвы. К нему стали стекаться братья за духовным руководством, и монастырь стал самым большим в Древней Руси по численности населения — во времена святого Пафнутия в нем проживало 95 человек. Годом основания монастыря, который сам святой называл «Домом Пресвятой Богородицы», был 1444 — тогда началось строительство деревянной церкви, посвященной Рождеству Пресвятой Богородицы. Это было во время правления Ивана III. Двадцать лет спустя здесь возвышалась белокаменная церковь Рождества Пресвятой Богородицы, первоначальное здание которой, к сожалению, не сохранилось. Храм был расписан Дионисием и Митрофаном. Стоящая сегодня в монастыре церковь, построенная в конце XVI века, также имеет богатую историческую роспись.

С момента постройки монастырь несколько раз перестраивался, но и сегодня он выглядит монументальным и величественным в своей древности. Монастырь был построен знаменитым архитектором Федором Коном, который также работал над строительством Кремля и Белого города.

Еще при жизни старец принимал посланников от великого князя, от своей матери «христолюбивой и благочестивой великой княгини Марии», «также от великой княгини Софии Греческой» (дочери последнего византийского императора Фомы Палеолога и жены Ивана III Васильевича Софьи Палеолог), от митрополита, от бояр. В 1480 году здесь побывал Иван III, в 1529 году — Василий III с женой Еленой Глинской (они молились здесь о здоровье своего ребенка). В 1590-х годах Боровский монастырь получил ряд пожертвований: богослужебные облачения от царя Феодора Иоанновича и царицы Ирины Федоровны, богослужебные сосуды, земельные владения: монастырь был семейной святыней для позднейших Рюриков. Документально подтверждено, что в 1599 году царь Борис и царица Федоровна ездили в Мажайск «и к Пафнуче чудотворцу в город Боровск»; семья Годуновых была там несколько лет спустя, в 1603 году, и привезла серебряный ковчег. Во время польско-литовского вторжения в начале XVII века Дмитрий Пожарский собирал войска для защиты Смоленска и Москвы в Боровском Пафнутьевом монастыре.

«Времянник, называемый летописцем князей русских», документ XVII века из Вятки, рассказывает нам об этом: «В год 7111 (1603) … Царь Борис Федорович поехал с царицей и детьми в Боровужу, к Пафнутию Чудотворцу, и взял ему ковчег из серебра». Богатая серебряная ракия была пожертвована монастырю в 1603 году Борисом Годуновым. В дневнике гетмана Л. Сапеги упоминается, что 5 июня 1610 года поляки «взяли в плен» святыню святого Пафнутия, то есть разграбили ее вместе с монастырем. (Воевода князь Михаил Волконский в течение 10 дней защищал монастырь от войск Сапеги и Лжедмитрия II, и только предательство двух воевод, помощников Волконского, привело к его падению; в битве погибло около 12 000 человек, а монастырь был сожжен).

Василий Кузьмич Демидов. ‘Посмертный подвиг князя М. К. Волконского, сражавшегося с поляками в Пафнутьевом монастыре в Боровске в 1610 году’. Калужский областной художественный музей, 1842 год.

Вскоре часовня была восстановлена, и в 1674 году ее покрыли позолоченным серебром, а через 70 лет над ней возвели балдахин. В 1920-х годах печати часовни были переданы в исторический музей, а после 1995 года часовня была восстановлена на месте первоначального захоронения Святого Пафнутия в церкви.

Штамп с гробницы святого Пафнутия

Исторических сведений об обретении мощей святого нет. Все источники, включая источники 19 века, однозначно утверждают, что мощи святого лежат под песком.

Во времена Никоновской и Алексеевской реформ епископ Павел, а также некоторые руководители монастыря и боровский протопоп Полиевкт выступили против церковных реформ и встали на сторону ревнителей старого благочестия. Боровские противники реформ, иеромонах Полиевкт Боровский и епископ Павел Коломенский, были казнены. В начале 1660-х годов духовный лидер русского национального сопротивления протопоп Аввакум был на некоторое время заключен в Пафутьево-Боровском монастыре (темница, в которой он содержался с 9 марта 1666 года по 13 мая 1666 года и с 5 сентября 1666 года. по 30 апреля 1667 года, представляющий собой совершенно не сообщающийся склеп длиной около трех метров и шириной два метра, с низким потолком, где невозможно стоять прямо, сохранился до наших дней и при желании может быть показан посетителям монастыря).

Келья-тюрьма протопопа Аввакума в Свято-Моравском монастыре

В 1670-х годах боярыня Морозова (монашеское имя Феодора) и ее сестра княгиня Урусова были заключены в темницу и умерли от голода в стенах монастыря, а затем и борова. После Никоновской реформы Боровский монастырь Пафнутия, как и вся духовная жизнь нашего народа, стал быстро приходить в упадок. При Екатерине II в Пафнутиевом монастыре было оставлено 33 монаха и послушника и отобрано почти все монастырское имущество. Этот небольшой пример наглядно показывает, как 17 век в России начался только с хронологического факта григорианского календаря, а закончился началом совершенно новой эры. Далее, монастырь был сожжен французами в 1812 году, но вскоре был восстановлен. В 1923 году все имущество монастыря было передано Главмузею, но вскоре здесь разместилась исправительная колония, а затем сельскохозяйственный техникум. Монастырь был передан РПЦ МП и вновь открыт в марте 1991 года.

Сноски:

[1] Баскак (тюркское) — представитель монгольского хана в завоеванных землях, сборщик налогов. В России баскак был создан в 1250-1260 годах, причем в каждом княжестве назначался специальный баскил. Великий Баскак» имел резиденцию во Владимире. Баскаки контролировали местные власти, а в 13-14 веках собирали дань с русских земель в Золотую Орду. Баски также занимались расселением населения на завоеванных ими землях. В распоряжении басков могли находиться крупные вооруженные отряды для обеспечения своевременного сбора дани. В житии, написанном Вассианом Саниным, мы читаем, что дед Пафнутия был баскаком Батыя.
Киевская гривна представляла собой продолговатый шестиугольный слиток серебра или золота. Он был в обращении на юге России с 11 века и весил около 163-165 граммов. Золотая гривна оценивалась в 12,5 раз дороже серебряной гривны. Известны также денежная, новгородская, черниговская и татарская гривны, а также литовский рубль и литовский треугольный рубль.
В Древней Руси начало ночи определялось по времени захода солнца и соответственно зависело от смены времен года. Ночь длилась от конца сумерек до первых признаков рассвета. Так, смерть Пафнутия Боровского наступила 1 мая, около 3 часов дня по современному летоисчислению, а похоронили его 2 мая, около 5 часов утра.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: