Память преподобного Максима Грека

3 февраля (21 января по старому стилю) Церковь чтит память преподобного Максима Грека, одного из самых известных святых в старообрядческих кругах. Житие преподобного Максима выделяется на фоне других агиографических повествований: здесь, в отличие от традиционного рассказа об аскетических подвигах русских подвижников и отшельников, мы находим описание непреклонной нравственной борьбы, тяжелого подвига упорства в изгнании и суровых лишениях ради исповедания Истины.

Житие преподобного Максима Грека

Преподобный Максим (в миру Михаил Триволис) родился в 1470 году в греческом городе Арта, был сыном богатого сановника и получил прекрасное образование. В молодости он путешествовал и изучал языки и науки в европейских странах; он посетил Париж, Венецию и Флоренцию, где на него произвели большое впечатление проповеди доминиканского монаха и настоятеля монастыря Сан-Марко во Флоренции Джироламо Савонаролы, позже жестоко казненного католическими инквизиторами. Светская суета и мирские соблазны не жаждали боголюбивой души святого. По возвращении на родину, предположительно в 1505 году, он отправился на Афон и принял монашеский постриг в монастыре Ватопед.

Тихо и мирно ведя благочестивую аскетическую жизнь, монах Максим несколько лет посвятил изучению древних афонских рукописей, оставленных греческими императорами Андроником Палеологом и Иоанном Кантакузеном, принявшими монашество. Однако через некоторое время в его жизни произошла решительная перемена, которая навсегда оторвала святого от родной земли и тихой, дикой жизни.

В 1515 году великий князь Московский Василий Иванович (1505-1533), желая разобраться в греческих рукописях и книгах своей матери Софии Палайолог, попросил Константинопольского патриарха прислать ему ученого грека. Первоначально выбор пал на афонского монаха Савву из того же Ватопедского монастыря, но тот был настолько стар, что вместо него было решено отправить энергичного и относительно молодого Максима Грека.

В 1518 году монах прибыл на новое место и был принят с большими почестями. Ученый монах поселился в знаменитом Чудовом монастыре. Первой крупной работой Максима стал перевод Толковой Псалтири совместно с русскими переводчиками и переписчиками Дмитрием Герасимовым и Власом Игнатовым, который был одобрен русским духовенством и великим князем. Однако даже тогда Максим попросил разрешения вернуться в свой любимый монастырь. Однако великий князь Василий III отклонил его просьбу, и Максиму пришлось продолжить работу над своими книгами. Он также писал письма против магометан, папизма и язычников. Он перевел комментарий к Деяниям апостолов, комментарий святого Иоанна Златоуста к Евангелиям от Матфея и Иоанна, а также написал несколько собственных работ.

Говоря о церковно-богословских трудах преподобного Максима, нельзя не упомянуть его ближайшего друга и единомышленника монаха Васию Патриева. Ученые монахи-адмонисты тесно сотрудничали и были полностью единодушны между собой по многим сложным и актуальным вопросам жизни российского общества. Вместе они работали над изменением церковных книг, и оба были готовы, не скрывая своего лика, разоблачать человеческую несправедливость, за что и были приговорены, каждый в свое время, к несправедливому приговору и тяжелому тюремному заключению.

Митрополит Московский Варлаам (1511-1521), впервые познакомившийся с ученым афонским монахом, высоко отзывался о его деятельности. Когда в соответствии с княжеским указом он был вынужден оставить собор и уйти на покой, а на московский престол взошел митрополит Даниил Рязанец (1522-1539), ситуация в корне изменилась. Причина всеобщего недовольства была, по общему мнению, довольно банальной: новый митрополит потребовал от монаха Максима перевести церковную историю Феодорита на славянский язык, но монах решительно отказался от поручения, указав, что «история содержит письма раскольника Ария, а это может быть опасно для простоты». Это дало повод митрополиту обвинить его в «непослушании», но на самом деле противоречия были гораздо глубже и касались, прежде всего, спорного церковного вопроса об аренде монастырских земель.

Монах Максим был убежденным сторонником школы «несторитов», духовным лидером которой в то время был князь-монах Вассиан Патрикеев. Афонский опыт имел особое значение для идеологов «несторианства». «Все монастыри без поместий, без деревень живут своим рукоделием и непрестанным трудом и зарабатывают хлеб свой насущный в поте лица своего». — так писал святой Максим о правилах аттических монахов. Сравнивая славянский текст Номоканона с греческим оригиналом, Максимос обнаружил, что упоминание о монашеских деревнях появилось на определенном этапе в славянской традиции, в то время как в оригинальном греческом тексте оно отсутствовало. По твердому убеждению преподобного, монастыри могли владеть лишь небольшими участками земли, чтобы содержать себя собственным трудом, но ни в коем случае не могли вступать во владение крестьянскими поселениями, так как это неизбежно повлекло бы за собой большую мирскую суету и неприятности для беспорядочных рядов монастырей в целом.

Общее идейное направление «несторитов» наиболее четко определено в «Ответном слове», принадлежащем перу старца Васи:

«Господь повелевает: «И раздайте Меня бедным. Только нас одолевает алчность и жадность, и мы всячески обижаем наших бедных братьев, живущих в наших селениях, мучим их несправедливыми муками, лестью за лестью и лишениями за лишениями, но нигде не проявляем к ним милосердия, и когда они не могут заплатить свои долги, отнимаем у них имения без милосердия, отбираем у них скот и лошадей, и гоним их с женами и детьми далеко от нашей страны, как будто они злые; А некоторых из них и к власти князя, чтобы предать их смерти. И еще нам заповедано раздавать нищим, мы даже будем лучшими в добродетели, но мы, как ненавидящие свои собственные души и как противные заповеди Господней, оскорбляем и грабим, раздаем христианам, братьям нашим, и бичуем их без милосердия, как звери дикие наскакивают на их тела.»

С другой стороны, митрополит Даниил, любимый ученик святого Иосифа Валахийского, был убежденным последователем своего учителя и много писал в защиту богатых монастырских вотчин. Некоторые факты его биографии вызывают удивление. Точная дата его рождения неизвестна; наиболее авторитетные источники указывают на 1492 г. В 1513-14 гг. он был принят в Иосифо-Волоколамский монастырь, а уже в 1515 г., т.е. в возрасте двадцати трех лет, по наущению самого великого князя и согласно завещанию своего учителя, занял место после покойного Иосифа. В течение семи лет, то есть на тридцатом году жизни (по другой версии в тридцать семь лет), Даниил становится всесильным митрополитом Московским и правой рукой великого князя, на которого он мог полностью положиться во всех сложных церковных и нравственных проблемах того времени.

Современники недолюбливали нового митрополита, считая его слишком послушным светским властям. Так, вопреки церковным установлениям и заповедям христианской морали, он согласился выдать фальшивую «охранную митрополичью грамоту» старому врагу великого князя Василию Шемахе, который, однако, по прибытии в Москву был немедленно арестован и заключен в тюрьму, где и окончил свои дни. Все это вызвало бурю негодования в российском обществе. Следующее дело было еще более показательным в отношении моральных качеств молодого митрополита, который вскоре стал главным судьей и обвинителем монаха Максима Грека.

В 1525 году великий князь, столкнувшись с бесплодием своей первой жены, Саломонии Сабуровой, решил расторгнуть брак, чтобы вновь жениться на молодой красавице, литовской княжне Елене Глинской, будущей матери царя Ивана Грозного. Митрополит Даниил, вопреки мнению всех остальных патриархов, дал свое благословение на развод и повторный брак. Тогда мужественный исповедник Максим отправил князю «главы наставления для ответственных за верующих», в которых убедительно доказывал, что положение обязывает князя не поддаваться животным страстям. Великий князь не мог вынести столь резких обличений и приказал собрать Поместный собор, чтобы подробно изучить церковные труды монаха Максима. Основной причиной осуждения в «ереси» стали некоторые неточности в его первых переводах, связанные в то время с недостаточным знанием русского языка. Никакие доводы и возражения в оправдание не были приняты, и Максимос был признан виновным и сослан в монастырскую тюрьму Иосифова монастыря — Волоколамск. Страдая там, он провел шесть лет в крайне тяжелых условиях: его заперли в сырой, тесной и зловонной камере, где он испытывал многочисленные мучения от дыма, холода и голода. Это были самые трудные годы в его жизни. Его отлучили от церковных служб и причастия, запретили любые контакты и написание книг. Однако Сам Господь не оставил невинного страдальца: однажды к нему явился светоносный ангел и сказал: «Будь терпелив, старик! Благодаря этому испытанию вы будете избавлены от вечных мучений. Заключенный в камеру в здешней тюрьме, монах написал на стене углем канон Святому Духу, который и сегодня читается в Церкви: «И как в прежние времена Ты питал Израиля манной в пустыне, так исполни душу мою, Господи, Духом Всесвятым, как подобает Тебе служить для Него…».

В 1531 году был созван второй собор для осуждения «несторитов». На этот раз более суровому наказанию подвергся монах Вассиан Патрикеев: он тоже был признан виновным в некоторых ересях и отправлен в монастырскую тюрьму, заняв место монаха Максима. Но самому монаху, благодаря заступничеству восточных патриархов, было даровано некоторое снисхождение: его отправили в тверской монастырь Ветров под покровительство тверского епископа Акакия, который очень уважал его и разрешил ему читать и писать. Тем не менее, его церковное изгнание оставалось в силе. Напрасно он умолял монаха (к тому времени Максиму шел уже седьмой десяток лет жизни) простить его непростительные ошибки и отпустить его обратно на Афон, или хотя бы снять отлучение от причастия. Последующая смерть великого князя в 1534 году нисколько не изменила его позицию, так как митрополит Даниил остался непоколебим в своем решении. За это время монах написал свой автобиографический труд «Мысли, которыми скорбящий монах, заключенный в тюрьму, утешал себя и укреплялся в терпении». Здесь он писал, в частности: «Не отчаивайся, не скорби, не тоскуй, дорогая душа, ибо ты страдаешь без справедливости, от Которого ты должна была получить всякое благо, ибо ты насладила их духовно, предложив им стол, полный Святого Духа…».

В 1538 году внезапно умерла высокая покровительница митрополита Даниила, тридцатилетняя вдова великого князя Елена Глинская, а в 1539 году он был низложен князьями Шуйскими и удален в Иосифо-Волоколамский монастырь, где провел последние годы жизни в полном уединении. Характеризуя деятельность митрополита Даниила в целом, профессор Е. Голубинский писал следующее:

«Митрополит Даниил как нравственный человек далек от того, чтобы быть просвещенным человеком. Но митрополит Даниил занимает совершенно выдающееся место среди других наших митрополитов как учитель не дела, а письменного слова. Он написал не две-три проповеди, как другие митрополиты, а большую книгу дидактических слов и такую же книгу дидактических посланий. В частности, известно, что он переработал ряд философских и филологических текстов, принадлежавших древнерусской литературной традиции, в том числе «Пролог» Иоанна Экзарха, «Определение философии» Константина Кирилла и «Точное изложение православной веры» или «Богословие» Иоанна Дамаскина.

В 1551 или 1547 году, после неоднократных обращений восточных патриархов и митрополита Макария, Максим Грек был переведен в Троице-Сергиев монастырь, и с него были сняты церковные запреты. Святой Макарий, глубоко почитавший святого старца при жизни, поместил часть его поучений в Великую десятину. Преподобный Максим Грек оставил после себя множество сочинений различного характера: богословских, апологетических, духовно-нравственных; кроме того, он оставил послания и письма к частным лицам. Уже с XVI века его произведения распространялись в многочисленных рукописных копиях, некоторые из которых хранятся в библиотеке Троице-Сергиевой лавры; в общей сложности преподобный владел 365 текстами.

В XVII веке, в период церковных реформ, вокруг богословских трудов Максима Грека разгорелись споры между сторонниками и противниками нововведений: реформаторы, желая дискредитировать древние чины, объявили подделками два сочинения преподобного, в которых он писал о двуперстии и сударине аллилуиа. Историки Голубинский и Каптерев, видимо, опровергли это мнение, но в дореволюционных изданиях, по цензурным соображениям, эти два произведения Максима не были включены в печатные издания.

Чудеса и почитание преподобного Максима Грека

Преподобный Максим Грек был положен на покой в день праздника своего святого покровителя, монаха Максима Исповедника. Он был похоронен в Свято-Троицком монастыре у северо-западной стены церкви во имя Сошествия Святого Духа на апостолов (Святовида). В 1561 году у гробницы святого произошли первые чудеса — духовное прозрение богобоязненного и близкого соборного старосты Вассиана (Иоанна). Она вошла в предание о Святой Троице — Сергиевой Лавре. Есть свидетельства и о многих других благодатных проявлениях, происходивших у гробницы святого, на которой начертан тропарь и кондак к нему. Монах Максим Грек также почитается в Константинопольской и Эллинистической церквях. Лик монаха Максима часто изображается на иконе Синагоги Радонесских святых.

Среди старообрядцев широким авторитетом всегда пользовался преподобный Максим Грек как ученый монах, богословски утверждавший истинность старообрядческих обрядов: батика, сугубой аллилуии и др. На его труды ссылаются, в частности, такие видные деятели старообрядческой традиции, как преподобный Аввакум и известный писатель-апологет («апостол Белокриницкой иерархии») Ф. Е. Мельников. Местное почитание преподобного последовало практически сразу после его упокоения. Его святые мощи были прославлены нетлением и чудесами и ныне открыты для почитания в Успенском соборе Свято-Троицкой Лавры.

Святилище с мощами Максима Грека. Собор Успения Пресвятой Богородицы, Троице-Сергиева Лавра

Преподобный Максим Грек. Иконография

Многочисленные копии произведений и переводов Максима Грека 16, 17 и 18 веков часто содержат его изображения. Обычно это миниатюры, изображающие пожилого человека в монашеском одеянии, с широкой и длинной бородой, как правило, в профиль, в полупозе, иногда с письменным прибором, переписывающего книги. Однако эти условные «портреты» Максима Грека — не единственные его изображения. Трудно назвать другого древнерусского литератора, которому уделялось бы столько внимания в XVI-XVIII веках. Это и миниатюры в рукописях, и многочисленные иконы различного иконографического происхождения, и, наконец, фрески, украшающие стены соборов и церквей. При всем богатстве этого материала легко увидеть разницу между теми изображениями Максима Грека, в которых он изображен как писатель, публицист, мыслитель, и другими, в которых ему придается значение святого, подчеркивая это не только нимбом вокруг головы, но и надписью «Преподобный Максим Грек».

Максим Грек. Миниатюра и начало догматического труда

Максим Грек. Миниатюра и начало догматического труда «Исповедание православной веры» в собрании сочинений Максима Грека. 18 век.

Преподобный Максим Грек. Икона

Преподобный Максим Грек. Икона. Россия. 18 век. Преподобный Максим Грек. Икона. Русский Север. Конец 18 века.

Несомненно, самые ранние из сохранившихся его изображений — это три рисунка в списках его работ в Соловецком собрании. Если это не изображения Максима Грека в натуральную величину, то в любом случае они сделаны с неизвестного прототипа, который носит бороду и капюшон, а также его индивидуальные черты, такие как крючковатый нос, резкие складки на скулах и нахмуренный подбородок.

Преподобный Максим Грек. Середина 18-го века.

Преподобный Максим Грек. Середина XVIII века, Поморие.

Упомянутое выше изображение преподобного Максима Грека на фресках 1564 года, всего через восемь лет после его смерти, в галерее Благовещенского собора Московского Кремля показывает, что современники видели в нем прежде всего писателя и мыслителя. Таким образом, первым этапом в истории образа Максима Грека являются условные «портреты» его как автора многочисленных сочинений и переводов, созданных им в течение почти сорока лет (1518-1556) пребывания в России.

Преподобный Максим Грек. Икона

Преподобный Максим Грек. Икона

Чрезвычайно интересно отметить, что многие его требования, выраженные им в различных литературных произведениях, были приняты уже на совете ста глав. Все это показывает Максима Грека как умного, смелого и острого в суждениях писателя и публициста, который с твердой убежденностью отстаивал свои взгляды, сформировавшиеся в борьбе «нестажитов» и «иосифлян». Публицист необычайного темперамента, Максим Грек был яркой, хотя и несколько трагической фигурой в русской культуре XVI века.

Праведный Иоанн Федоров, преподобный Максим Грек, преподобный Андрей Рублев

Праведный Иоанн Федоров, монах Максим Грек, монах Андрей Рублев

Нравственные поучения преподобного Максима Грека

Почему, возлюбленная душа, мы несовершенно пренебрегаем славой и благословением небесных венцов, которыми Христос, Царь всех, обещает увенчать тех, кто доблестно противостоит своим врагам? Почему мы не держим в уме божественную цель, ради которой мы были созданы по образу Божьему, а, подобно животным, лишенным разума, проводим всю жизнь в удовольствиях чрева? Почему, будучи созданными для того, чтобы наследовать небесные блага, почему, душа, мы тщетно цепляемся за земные? Я — образ Божий: поэтому и мы должны вести себя мудро, чтобы обрести изначальное благо. Но знай, что ты поступаешь по своему прежнему образу, с которым должен иметь истинное сходство, когда усердно, до последнего вздоха, направляешь свою жизнь по его божественным заповедям; когда добровольно удаляешься от подчинения похотливым желаниям плоти; когда искореняешь из своего сердца всякую ложь, льстивый нрав и пагубную ревность; но любишь во всем правду, правый разум, святую мудрость и святую жизнь. Иначе, пусть никто не называет себя образом Божьим, если он не приобрел в себе все красоты Первообраза.

Мы были созданы на земле, чтобы быть пропагандистами бессмертной красоты и участниками тайных бесед Бога. Давайте же, души, осознаем высоты нашей славы и откажемся от бессмысленного уподобления бессловесным животным. Конец не будет одинаковым для нас и для них, о душа, и образ не будет одинаковым для тех и других. Они всегда наклоняются вниз и постоянно наполняют свои утробы земным урожаем; но у нас, душа, сама форма тела прекрасно устроена мудрым Дизайнером. О других ваших божественных красотах, которыми вы так великолепно украшены, я не буду говорить: они достаточно убеждают нас в том, что наша родина — небеса, и мы можем хвалиться тем, что у нас есть Бог Всевышний как наш Отец. Поэтому давайте всегда стараться направлять наши мысли к горе, где находится наш Отец и наше жилище. Всевышний называет нас Своими сыновьями: почему же мы, люди, с позором изгнаны из этой (божественной) жизни (Псалом 81:6-7)? Давайте поклоняться Ему на земле, чтобы Он украсил и нас небесными венцами. Будем славить Всевышнего всем сердцем, исполняя Его заповеди праведно и непорочно; будем держаться вечной жизни. Отвратимся всем сердцем от всего нечестивого и сбросим с себя ярмо рабства страстям. Давайте стоять на твердыне высокой свободы, на твердыне, подобной той божественной свободе, которой вы были богаты прежде, когда попали во власть дьявола, когда, потеряв свою бессмертную славу, стали подобны безмозглому скоту (Псалом 48:21). Вы стоите лицом к лицу с дерзновением божественных речей вашего Создателя: в этой славе постарайтесь снова войти в чудесные обычаи истинного благочестия (Первое слово, очень полезное для души тех, кто его слушает. Ум говорит с душой; здесь также против licentia poetica).

Святые и преподобные отцы составили множество различных молитв, и все они имеют одно содержание и одну цель: Ими мы исповедуем перед Владыкой все наши прошлые грехи и просим прощения за них, и чтобы мы воздержались от них, и на будущее время укрепились в страхе Господнем и жили приятно пред Ним, по святым заповедям Его, и чтобы мы достигли совершенства и пришли в меру возраста Христова, как говорит апостол, «доколе все придем в единство в вере и познании Сына Божия, в мужа совершенного, в меру возраста исполнения Христова» (Еф. 2:1). 4 (Еф. 4:13), — просите принять силу и просвещение Божественного разума. Да будет известно нам, благочестивым людям, что пока мы пребываем в грехе, то есть в нарушении Божественных заповедей Христа-Бога, то, хотя мы каждый день и каждый час читаем все молитвы святых, тропари, благодарения и каноны молитвы, мы ничего не достигнем. Ибо Сам Господь Христос, как бы наставляя нас и укоряя, говорит нам: «Но почему вы называете Меня Господом, а не делаете того, что Я говорю?» (Лк 6:46), то есть: пока вы живете, нарушая Мои заповеди, вы напрасно взываете ко Мне своими многочисленными и постоянными молитвами. Есть только одна молитва, которая выгодна и приятна Ему, и это активная молитва, которая состоит в том, чтобы всей душой отречься от всех нарушений Его святых заповедей, а затем пребывать в страхе перед Ним, исполняя всю истину, с духовной радостью и чистой любовью (Слово 10, к тем, кто живет в грехах неисправимо, но ежедневно исполняет каноны и молитвы, установленные святыми отцами, и таким образом надеется на спасение).

Не скорби, не печалься, не горюй, дорогая душа моя, что ты безвинно страдаешь от тех, от кого ты должна была получить все благословения, потому что ты питала их духовной пищей, исполненной даров Святого Духа, то есть священными толкованиями богодухновенных гимнов Давида, переведенных тобой с греческого на славный русский язык! Таким же образом существует множество других полезных для души книг, некоторые из которых переведены вами, а другие, в которых многие иностранные слова были написаны неправильно, должным образом исправлены. Напротив, воздайте благодарность Господу и сознательно прославляйте Его за то, что Он дал вам возможность в этой жизни через скорби выплатить все ваши долги и большие таланты, которые вы задолжали Ему. Не считай это время временем жалоб, но временем Божьей радости, чтобы ты, убогий, не страдал от двойных лишений из-за неблагодарности. Напротив, радуйтесь и веселитесь, стараясь всегда вести жизнь смиренную, с благодарением, с доброй надеждой и честностью, которой благоустроено Царство Небесное, с которой ничто из сущего не может сравниться. Итак, если ты стараешься всегда иметь Господа в себе, то радуйся и веселись весьма, как повелел тебе Господь твой, ибо велика награда твоя на небесах (Числ. 1:2). 49, написанный автором этой книги для собственного утешения и силы упорствовать, когда он был заключен в тюрьму и находился в скорби).

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: