Храм в честь св. великомученика и целителя Пантелеимона

День памяти:  Июль 27

Православная церковная икона великомученика Пантелеймона

Великомученик и целитель Пантелемон родился в городе Никомидии в семье знатного язычника по имени Евсторгий и по фамилии Пантолеон. Его мать Евбула была христианкой. Она хотела воспитать своего сына в христианской вере, но умерла, когда будущий мученик был еще маленьким мальчиком. Его отец отправил Пантолеона в языческую начальную школу, откуда юноша научился медицинскому искусству у выдающегося никомедийского врача Евфросинии и стал известен императору Максимиану (284-305), который хотел, чтобы он присоединился к его двору.

В это же время в Никомидии тайно жили святые мученики пресвитеры Ермолай, Ермипп и Ермократ, пережившие сожжение 20000 христиан в Никомидийской церкви в 303 г. Святой Ермолай неоднократно видел Пантолеона, проходившего мимо их убежища. Однажды пресвитер вызвал молодого человека к себе и рассказал ему о христианской вере. После этого Пантолеон каждый день посещал святого мученика Ермолая.

Однажды молодой человек увидел на улице мертвого ребенка, укушенного ехидной, которая все еще находилась неподалеку. Пантолеон стал молиться Господу Иисусу Христу, чтобы Он воскресил мертвых и убил ядовитую лозу. Он твердо решил, что если его молитва исполнится, то он станет последователем Христа и примет крещение. Ребенок ожил, а гадюка была разорвана на куски на глазах у Пантолеона.

После этого чуда Пантолеон был крещен святым Ермолаем с именем Пантелеймон (Всемилостивый). Когда его отец увидел, что его сын исцелил слепого, призвав имя Иисуса Христа, он уверовал во Христа и крестился рядом со зрячим слепым.

После смерти отца святой Пантелеймон посвятил свою жизнь страждущим, больным, бедным. Он свободно обращался со всеми, кто приходил к нему, исцеляя их во имя Иисуса Христа. Он посещал заключенных в тюрьмах, особенно христиан, которыми были полны все тюрьмы, и исцелял их раны. Вскоре весть об этом милосердном враче распространилась по всему городу. Отказавшись от других врачей, жители стали обращаться только к Святому Пантелеймону.

Из зависти врачи донесли императору, что святой Пантелеймон лечит христианских узников. Максимиан убеждал святого отречься от доноса и принести жертву идолам, но святой Пантелеймон исповедовал свое христианство и на глазах императора исцелил паралитика во имя Иисуса Христа. Суровый Максимиан казнил исцеленного, прославившего Христа, и подверг святого Пантелеймона жесточайшим мучениям.

Господь явился святому и укрепил его против страданий. Великомученика Пантелеймона повесили на дереве и рвали железными когтями, жгли свечами, затем растягивали на колесе, бросали в кипящее олово, бросали в море с камнем у шеи. Во всех мучениях мученик оставался неустрашимым и мужественно обличал императора.

В то же время старейшины Ермолай, Ермипп и Ермократ предстали перед языческим судом. Все трое твердо исповедали свою веру в Спасителя и были обезглавлены (их данные были приведены 26 июля).

По приказу императора великомученик Пантелеймон был брошен в цирк на растерзание диким зверям. Но звери лизали его ноги и отталкивали друг друга, пытаясь коснуться руки святого. Зрители поднялись со своих мест и начали кричать: «Велик христианский Бог!». Разгневанный Максимиан приказал солдатам обезглавить мечами всех, кто прославлял Имя Христа, и отрубить голову великомученику Пантелеймону.

Святого привели на место казни и привязали к оливковому дереву. Когда мученик молился, один из воинов ударил его мечом, но меч стал мягким, как воск, и не причинил раны. Святой закончил молитву, и тут раздался голос, назвавший мученика по имени и призвавший его в Царство Небесное. Услышав голос с небес, воины пали на колени перед святым мучеником и попросили прощения. Палачи отказались продолжать казнь, но великомученик Пантелеймон приказал им подчиниться приказу императора, сказав, что в противном случае они не будут иметь с ним ничего общего в следующей жизни. Со слезами на глазах солдаты прощались со святым, целуя его.

После того как мученику отрубили голову, из раны потекло молоко. Олива, к которой был привязан святой, в момент его смерти была покрыта плодами. Многие присутствовавшие на казни уверовали во Христа. Тело святого, брошенное в огонь, осталось целым и было похоронено христианами (+ 305). Слуги великомученика Пантелеймона, Лаврентий, Василий и Провиан видели его казнь и слышали Голос с Небес. Они написали рассказ о жизни, страданиях и смерти мученика.

Святые мощи великомученика Пантелеймона были разбросаны по всему христианскому миру: сегодня его святая глава находится в русском афонском монастыре им.

Это почитание святого мученика в Русской православной церкви известно с XII века. Князь Изяслав, крещенный Пантелеймоном, сын святого Мстислава Великого, имел на своем шлеме изображение великомученика Пантелеймона. Благодаря заступничеству святого, он пережил войну в 1151 году. В день памяти великомученика Пантелеймона русская армия одержала две морские победы над шведами (в 1714 году при Гангаузе и в 1720 году при Гренгаме).

Великомученик и целитель Пантелеймон, древняя икона

Великомученик Пантелеймон почитается в православной церкви как формальный святой, покровитель воинов. Этот аспект почитания раскрывается в его первом имени Пантолеон, что означает «лев во всем». Его второе имя, Пантелеймон, означающее «всезнающий», раскрывается в его почитании как целителя. У западных христиан он считается покровителем врачей. Связь между этими двумя святыми покровителями хорошо видна в том, что воины, которые получают раны чаще других, больше других нуждаются в целителе. Поэтому христиане, ведущие духовную войну, также прибегают к этому святому, чтобы попросить об исцелении язв своей души.

Имя святого великомученика и целителя Пантелеимона упоминается при совершении таинства помазания Святым Духом, освящении воды и в молитвах о больных.

Великомученик и целитель Пантелеймон, фреска с углублениями

День памяти великомученика и целителя Пантелеимона в русском монастыре на Афоне является церковным праздником. Праздник начинается за 8 дней до праздничного дня, в который после вечерни поются 8-голосные молитвенные каноны, причем для каждого дня — особый канон. Второй день праздника — день ктетора. В день праздника после вечерни в соборе совершается панихида по усопшим строителям и благотворителям монастыря, благословляются и раздаются коливо (кутия). Припев 9-го песнопения канона великомученику и целителю Пантелеимону по афонской рукописной службе напечатан в Журнале Московской Патриархии (1975, № 3, с. 45-47).

 

(Из сборника Житий святых свт. Димитрия Ростовского)

Великомученик и целитель Пантелеймон, новонаписанная икона

Когда царствовал безбожный Максимиан,1) жестокий притеснитель христиан, и когда почти вся вселенная была окутана мраком идолопоклоннического нечестия, против верующих во Христа было развязано великое гонение и многие последователи Святого Имени Иисуса Христа были замучены, тогда в городе Никомидии в стране Вифинии,2) пострадал за Христа и святой великомученик Пантелеимон.

Этот прославленный среди мучеников Христовых родился в том же городе Никомидии от знатного и богатого отца по имени Евсторгий и матери по имени Еввула. Его отец был язычником по вере, ревностно преданный идолопоклонству; его мать была христианкой, наученной святой вере своими предками и ревностно преданной Христу. Таким образом, их физические отношения были разделены духовно: он приносил жертву ложным богам, она же приносила «жертву хвалы» истинному Богу. Родившегося у них ребенка, о котором мы говорим, назвали Пантолеон, что означает «во всем лев», потому что ожидалось, что он будет подобен льву по храбрости. Позже мальчика переименовали в Пантолеона, что означает «милосердный», потому что он был милосерден ко всем, когда исцелял больных или раздавал милостыню бедным без оплаты, щедро раздавая богатство своего отца нуждающимся.

С раннего детства мать воспитывала мальчика в христианском благочестии, обучая его познанию единого истинного Бога, обитающего на небесах, Господа нашего Иисуса Христа, чтобы он уверовал в Него и угождал Ему своими добрыми делами, отвернувшись от языческого многобожия. Мальчик прислушался к наставлениям матери и усвоил их наилучшим образом в подростковом возрасте. Но, какая потеря и лишение, его добрая мать и руководитель в его молодые годы отошла к Господу, оставив мальчика все еще не в совершенном состоянии ума и возраста. После ее смерти мальчик легко пошел по стопам ошибок своего отца; отец часто склонял его к поклонению идолам, уверяя его в языческом нечестии.

Затем мальчика отдали в гимназию, и когда он успешно прошел курс всех внешних языческих премудростей, отец отдал его в медицинскую школу к некоей Евфросинии, славному врачу, чтобы он приобрел навыки в искусстве медицины. Ребенок, будучи открытым, легко понимал, чему его учат, и очень скоро превзошел своих сверстников, но во многих отношениях он не мог сравниться с самим учителем: кроме того, он отличался хорошим поведением, красноречием, красотой и производил на всех хорошее впечатление; его знал сам царь Максимиан. Ибо Максимиан жил в то время в Никомидии; мучая христиан, он заставил 20 000 из них сжечь в церкви4), предал смерти епископа Анфима в день Рождества Христова5), и после различных пыток многих подверг различным видам смерти. Врач Евфросин часто приходил с лекарствами в покои царя-мучителя либо для себя, либо для его придворных, ибо этот врач давал лекарства от болезней всему царскому двору. Когда Евфросиния прибыла в царский дворец, ее сопровождал мальчик Пантолеон, который следовал за своим учителем, и все были поражены красотой и добрым умом мальчика. И царь, увидев его, спросил:

— Откуда он родом и чей он сын?

Отвечая на этот вопрос, царь приказал учителю обучить мальчика всем медицинским искусствам как можно быстрее и лучше, выразив желание, чтобы он всегда был с ним, как достойный предстать перед царем и служить ему. К этому времени молодой человек был уже в солидном возрасте.

В те дни в Никомидии жил престарелый пресвитер по имени Ермолай6), который, опасаясь нечестивых, укрылся с некоторыми христианами в маленьком и незначительном доме. Путь Пантолеона, когда он шел от своего дома к дому учителя и обратно, проходил мимо квартиры, где прятался Гермолай. Увидев в окно юношу, который часто проходил мимо, Ермолай по выражению его лица и глаз понял его добрый нрав; и, почувствовав духом, что этот юноша будет избранным сосудом Божьим, Ермолай однажды вышел навстречу юноше и попросил его на время войти в его дом. Смиренный и послушный юноша вошел в дом старца. Он расспросил его о его происхождении, родителях, вере и образе жизни. Молодой человек подробно рассказал обо всем и сказал, что его мать была христианкой и умерла, а отец жив и по языческим законам поклоняется многим демонам. И спросил его святой Ермолай:

— Ну, а ты, доброе дитя, к какой стороне и вере ты хотел бы принадлежать, к отцу или к матери?

Молодой человек ответил:

— Моя мать, пока она жила, учила меня своей вере, и я любил ее веру. Но мой отец, будучи более могущественным, заставляет меня подчиняться языческим законам и хочет поставить меня в царских покоях в ранг приближенных и достойных воинов и слуг царя.

снова спросил святой Ермолай:

— В каком учении наставляет вас ваш учитель?

Молодой человек сообщил следующее:

— Учения Асклепиада, Гиппократа и Галена7); этого хотел мой отец, и мой учитель говорит, что если я усвою их учение, то смогу с легкостью лечить все болезни у людей.

В этих последних словах святой Ермолай нашел возможность для полезной беседы и начал сеять в сердце юноши, как в добрую почву, доброе семя Божьих слов:

— Поверь мне, — обратился он к нему, — о добрый юноша! — Я скажу вам одну истину: науки и искусства Асклепия, Гиппократа и Галена ничего не стоят и мало чем могут помочь тем, кто к ним прибегает. Даже боги, которым поклонялись царь Максимиан, твой отец и другие язычники, тщетны и являются лишь баснями и уловками для слабых умов. Но истинный и всемогущий Бог один — Иисус Христос, в Которого, если вы верите, вы исцелите любую болезнь одним лишь призывом Его чистого имени. Ибо Он давал зрение слепым, очищал прокаженных, воскрешал мертвых; бесов, которым поклонялись язычники, Он изгонял из людей одним словом; не только Сам Он, но и одежды Его исцеляли: ибо женщина, страдавшая кровотечением двенадцать лет, как только коснулась подола одежды Его, тотчас исцелилась. Но кто может дать подробное описание всех Его чудесных деяний? Как нельзя сосчитать морской песок, звезды на небе и капли воды, так нельзя измерить чудеса и величие Бога. И сейчас Он является могущественным Помощником для Своих слуг, утешая скорбящих, исцеляя больных, избавляя страждущих от несчастий и избавляя от всех враждебных зол, не ожидая удовлетворения от того или иного, но предвосхищая молитвы и даже сердечные порывы. Любящим Его Он также дает силу для всего этого и посылает им дар еще больших чудес; наконец, Он дарует жизнь без конца в вечной славе Небесного Царства.

Пантолеон поверил в истинность этих наставлений святого Ермолая и принял их в свое сердце; он с радостью вник в них умом и сказал святому старцу:

— Я слышал это много раз от своей матери, и я часто видел, как она молится и призывает того Бога, о котором вы говорите со мной.

С того дня Пантолеон каждый день ходил к старцу и наслаждался его боговдохновенными беседами, укрепляясь в познании истинного Бога. И когда он возвращался от своего учителя Евфросина, то не возвращался домой, пока не посетил старца и не получил от него душеполезного наставления.

Однажды это случилось с ним, когда, возвращаясь от своего учителя, он повернулся немного в сторону и обнаружил мертвого ребенка, которого укусила огромная гадюка, а сама гадюка лежала рядом с укушенным ребенком. Увидев это, Пантолеон сначала испугался и отступил немного назад, а потом подумал про себя следующее:

— Сейчас самое время проверить, правда ли все, что сказал старец Ермолай.

Он поднял глаза к небу и сказал:

— Господи Иисусе Христе, хотя я недостоин призывать Тебя, но если Ты хочешь сделать меня слугой Твоим, яви силу Твою и сделай так, чтобы этот мальчик ожил во имя Твое, а ехидна умерла.

И тут же мальчик, словно из сна, восстал живым, а ехидна была разрублена пополам. Тогда Пантолеон, полностью уверовав во Христа, обратил свои телесные и духовные очи к небу и с радостью и слезами благословил Бога за то, что Он вывел его из тьмы в свет познания. Он быстро пошел к пресвитеру Ермолаю и припал к его искренним ногам, прося принять крещение. Он рассказал ему, что произошло, как мертвый мальчик был оживлен силой имени Иисуса Христа и как ехидна, вызвавшая смерть, была уничтожена. Святой Ермолай вышел из дома и пошел с ним посмотреть на мертвую ехидну, а когда увидел ее, то возблагодарил Бога за совершенное чудо, которым Он привел к нему Пантолеона. По возвращении домой он крестил юношу во имя Отца и Сына и Святого Духа, а после литургии в своей внутренней комнате приобщил его Божественных Тайн Тела и Крови Христовых.

После крещения Пантолеон семь дней оставался со старцем Ермолаем, учась из божественных слов, сообщаемых ему устами старца, благодати Христовой: как из источника живой воды, он побуждал свою душу к обилию духовных плодов. На восьмой день он вернулся домой, и отец спросил его:

— Сын мой, где ты был столько дней, я беспокоюсь о тебе?

Святой ответил:

— Я был со своим учителем в царском дворце — я лечил больного человека, которого царь очень любит, и не отходил от него семь дней, пока он не выздоровел.

Так говорил святой, и говорил не лукаво, а притчами, излагая истину таинственно и иносказательно: мысленно он называл святого Ермолая своим учителем, под царскими покоями подразумевал внутреннюю комнату, где совершалось Божественное таинство, а больным называл душу, которую любил небесный царь и которая в течение семи дней получала духовную медицинскую помощь.

Когда на следующее утро он пришел к своей учительнице Евфросинии, та спросила его:

— Где ты пропадал столько дней?

— Мой отец, купив имущество, послал меня за ним, и я медленно, внимательно осмотрел все, что там было: ведь оно куплено по дорогой цене.

И это он говорил аллегорически о крещении, которое он принял, и о других таинствах христианской веры, которым он научился, — все они имели необыкновенную цену, превосходящую всякое богатство, потому что были приобретены кровью Христа. Услышав это, Евфросиния прервала свои расспросы. Но блаженный Пантолеон был полон Божьей благодати и носил в себе сокровище святой веры. Он очень беспокоился о своем отце, как вывести его из тьмы идолопоклонства в свет познания Христа, и каждый день, говоря с ним с мудростью в притчах и вопросах, он говорил ему

— Отче, почему боги, созданные стоящими, как первые, которые были установлены, так и по сей день стоят, никогда не садясь, а созданные сидящими по сей день сидят и никогда не встают?

— «Ваш вопрос мне тоже не совсем понятен, — ответил отец, — и я сам не знаю, что на него ответить.

Святой, постоянно задавая отцу другие подобные вопросы, заставил его усомниться в своих богах и постепенно понять ложность и ошибочность идолопоклонства; он больше не поклонялся идолам, как раньше, принося им множество жертв и поклоняясь им ежедневно, но стал презирать их и не поклоняться им. Видя это, Пантолеон был рад, что ему удалось если не полностью отвратить отца от идолов, то хотя бы заставить его усомниться в них. Не раз Пантолеон хотел разбить идолов своего отца, которых в его доме было много, но воздерживался, отчасти для того, чтобы не гневить отца, которому, согласно Божьим заповедям, следовало поклоняться, а отчасти для того, чтобы подождать, пока отец, познав истинного Бога, захочет разбить их своей рукой.

В это время они привели к Пантолеону слепого, который просил исцелить его таким образом:

— Умоляю тебя, помилуй меня, ослепленного и лишенного драгоценного света; все врачи, которые есть в этом городе, исцелили меня, а я не получил от них никакой пользы, а последний луч света, который я мог видеть, я потерял вместе со всем своим имуществом; ибо я много потратил на вознаграждение их, а вместо исцеления получил от них только вред и потерю времени.

Святой возразил ему:

— Если ты отдал все свое имущество этим врачам, от которых не получил никакой пользы, то как ты вознаградишь Меня, если получишь исцеление и зрение?

— «Все, что у меня осталось, — воскликнул слепой, — я с радостью отдам тебе».

Святой сказал:

— ‘Отец светов, истинный Бог, через меня, недостойного раба Своего, даст тебе дар зрения, который откроет тебе свет, и ты не отдашь мне обещанного тебе, но раздашь нищим’.

Когда Евсторгий, отец Пантолеона, услышал это, он сказал ему:

— Сын мой! Не смей трогать то, чего ты не можешь сделать, иначе над тобой будут смеяться: что, в самом деле, ты можешь сделать больше, чем твои лучшие врачи, которые лечили его и не смогли вылечить?

— «Никто, — возразил святой, — из этих врачей не знает, какое средство применяется в данном случае, как я, ибо есть большая разница между ними и моим учителем, который открыл мне это средство.

Его отец, думая, что он говорит о своем учителе Евфросине, заметил:

— ‘Я слышал, что твой учитель тоже использовал слепого и ничего не смог сделать.

— Подожди еще немного, отец мой, — ответил Пантолеон, — и ты увидишь силу моего исцеления.

С этими словами Он коснулся пальцами глаз слепого и сказал:

— Во имя Господа моего Иисуса Христа, просвещающего слепых, смотрите.

Тотчас же глаза слепого открылись, и он смог видеть. И в этот момент отец Пантолеона, Евстргий, вместе с человеком, который обрел зрение, уверовал во Христа и был крещен святым пресвитером Ермолаем, и исполнился великой духовной радости о благодати и силе Христа.

Тогда Евсторгий стал разбивать всех идолов в своем доме, в чем ему помогал и его сын Пантолеон; разбив идолов на куски, они бросили последних в один глубокий ров и засыпали их землей. После короткой жизни Евсторгий предал себя Господу. Пантолеон, став наследником очень богатых владений своего отца, сразу же дал свободу рабам и рабыням, щедро наградив их; он раздал свое богатство нуждающимся: бедным, обездоленным, вдовам и сиротам. Он обходил тюрьмы и посещал всех, кто был в цепях, утешал их исцелением и давал им все необходимое; таким образом, он был врачом не только ран, но и бедности народа, ибо все получали от него неизменное милосердие; бедные обогащались его щедростью, а благодать Божья помогала ему исцелять. Ибо он получил свыше дар исцеления и свободно исцелял все болезни, не столько фармацевтическими средствами, сколько призывая имя Иисуса Христа. Тогда Пантелеймон явился в действительности как Пантелеймон, то есть милосердный, как по имени, так и на деле, проявляя милость ко всем и никого не оставляя без милостыни или утешения, ибо он безвозмездно оказывал помощь немощным и исцелял больных. Весь город со своими больными обратился к нему, оставив всех других врачей, ибо ни от кого они не получали таких быстрых и совершенных исцелений, как от Пантелеймона, который исцелял эффективно и не брал платы. Имя милосердного и самоотверженного врача стало известно всей стране, в то время как других врачей порицали и высмеивали. Вследствие этого врачи стали завидовать святому, и когда слепой прозрел, началась вражда. Вопрос возник следующим образом.

Однажды, когда этот слепой, прозревший благодаря святому Пантелеймону, шел по городу, врачи увидели его и сказали друг другу:

— Не тот ли это, который был слеп и искал у нас исцеления, а мы не могли исцелить его? Как он видит сейчас? Кто и как исцелил его и открыл ему глаза?

И они сами спросили его, как он прозрел? И этот человек не скрывал, что Пантелеймон был его врачом. Они знали, что он был учеником Евфросинии, и говорили:

— Великий учитель, великий ученик.

Они не знали, что через Пантелеймона действует сила Христа, и, не догадываясь, исповедовали истину, что Пантелеймон был великим учеником великого учителя, Иисуса Христа. Устами они лицемерно восхваляли святого, но в душе завидовали ему и следили за ним, выискивая какое-нибудь обвинение против него, чтобы уничтожить его. И заметив, что он попадает в тюрьму и здесь лечит язвы учеников, страдающих за Христа, они объявили Максимиана притеснителем:

— О царь, юноша, которого ты наставлял учиться врачебному искусству, желая иметь его в своих покоях, презирая твое явное милосердие к нему, входит в темницу, исцеляет узников, хулящих наших богов, размышляя одинаково о наших богах и подстрекая других к тому же злому делу. Если вы не уничтожите его в ближайшее время, то навлечете на себя большие неприятности, потому что увидите, как многие отворачиваются от богов из-за его обольстительного учения. На самом деле, врачебное искусство, с помощью которого Пантолеон исцеляет, он приписывает не Эскулапию8) или кому-либо из богов, а некоему Христу, и все, кого он исцеляет, верят в него.

Так говорили клеветники, умоляя царя приказать позвать слепого, исцеленного Пантолеоном, в качестве доказательства и точного свидетельства истинности их слов. И царь тотчас приказал найти слепого, и когда его привели, спросил его:

— Скажи мне, парень, как Пантолеон вылечил твои глаза?

Он ответил:

— Он призвал имя Христа, коснулся моих глаз, и я сразу же прозрел.

— И как ты думаешь, — сказал царь, — Христос исцелил тебя, или боги исцелили тебя?

— О король! — Они забрали все мое имущество и не только не принесли мне никакой пользы, но и лишили меня того небольшого зрения, которое у меня было, и в конце концов сделали меня слепым. Но Пантелеймон, призвав имя Христа, заставил меня прозреть. Теперь, король, судите сами и решайте, кто является лучшим и истинным врачом: Эскулапий и другие боги, к которым обращались долгое время и которые не помогали, или Христос, к которому Пантелеймон обратился только один раз и сразу же дал мне исцеление.

Не зная, что на это ответить, царь, по обычаю всех забияк, стал принуждать его к нечестию:

— ‘Не сходи с ума, человек, и не вспоминай Христа, ибо очевидно, что боги наделили тебя способностью видеть свет.

Исцеленный, пренебрегая властью царя и не боясь угроз своего мучителя, отвечал Максимиану смелее, чем евангельский слепец (Ин. 9:27), которого однажды привели на допрос к фарисеям:

— Ты сам безумен, о царь! Вы, слепые, называете своих богов дарующими зрение, а сами уподобляетесь им, отказываясь видеть истину.

Исполнившись гнева, царь немедленно лишил его жизни мечом, отрубил голову доброму исповеднику имени Иисуса Христа, а сам удалился, чтобы лицом к лицу в бессмертном свете небес увидеть Того, Кого исповедовал на земле, обретя телесное зрение. Святой Пантелеймон выкупил его тело у убийц и похоронил его рядом с телом своего отца.

После этих слов царь приказал позвать к себе Пантолеона. Пока солдаты вели святого к царю, тот пел слова псалма Давида: «Боже славы моей, не молчи, ибо уста нечестивых и уста коварных отверзлись против меня» (Псалом 108, 1-2) и далее из этого псалма. Так он был во плоти перед земным царем и в духе перед небесным царем.

Царь Максимиан, глядя на него без злобы, кротко стал уговаривать его:

— Я не слышал о тебе ничего хорошего, Пантолеон; мне говорили, что ты всячески осуждаешь и презираешь Эскулапия и других богов, но восхваляешь Христа, умершего злой смертью, и на Него возлагаешь надежду, и Его одного называешь Богом. Ты, кажется, знаешь, какое большое внимание и милость я оказывал тебе, что ты был принят в моем дворце, что я поручил твоему учителю Евфросину обучить тебя врачебному искусству, так что ты всегда был близок ко мне; но ты презрел все это и покорился моим врагам. Однако я не хочу верить тому, что они говорят о вас, потому что у людей есть привычка говорить много неправды. Поэтому я призвал тебя рассказать правду о себе и обличить ложную клевету завистников в присутствии всех, принеся, как подобает великим богам, жертву.

Святой ответил:

— Делами, а не словами ты должен дать веру, о царь! Ибо истина познается больше по делам, чем по словам. Итак, верьте рассказам обо мне, что я отрекаюсь от Эскулапия и других ваших богов, но прославляю Христа, ибо знаю из Его дел, что Он — единый истинный Бог. Он сотворил небеса и утвердил землю, воскресил мертвых и дал зрение слепым, очистил прокаженных и, одним словом, поднял парализованных с постели. Какие подобные вещи совершали боги, которым вы поклоняетесь — я не знаю — и могут ли они совершать подобные вещи? Если вы хотите узнать всемогущую силу Христа, вы сразу же увидите ее в действии. Прикажи привести сюда какого-нибудь человека, который лежит на больной кровати и на которого врачи потеряли надежду, и пусть твои жрецы придут и призовут своих богов, а я призову своего Бога, и кто из богов исцелит больного, чтобы один был признан единым истинным Богом, а другие были отвергнуты.

Царю понравился этот совет святого, и он приказал ему найти больного.

И вот, принесли на одре человека, который был так слаб уже много лет, что не мог упражнять ни одной конечности своей и был подобен дереву без чувств. Пришли также священники, служившие идолам и опытные в лекарском искусстве, и предложили святому сначала призвать своего Христа.

Святой выступил против них:

— Если я призову своего Бога, и мой Бог исцелит этого паралитика, то кого исцелят ваши боги? Но пусть вы сначала призовете своих богов, и если они исцелят больного, то не нужно будет призывать моего Бога.

Тогда жрецы стали взывать к своим богам: один к Эскулапию, другой к Зевсу, третий к Диане, третьи к другим демонам, но ни голоса, ни внимания не было видно. И долгое время они безуспешно совершали свои божественные молитвы. Но святой, видя их тщетные усилия, рассмеялся. Увидев, что царь смеется, он обратился к Пантолеону:

— Сделай тебя, Пантолеон, если ты можешь сделать этого человека здоровым по призыву твоего Бога.

— Пусть священники идут», — сказал святой, и они ушли.

Тогда святой, подойдя к кровати, поднял глаза к небу и произнес следующую молитву:

— Господи, услышь мою молитву и дай моему воплю достичь Тебя! Не скрывай лица Твоего от меня; в день бедствия моего приклони ухо Твое ко мне; в день, в который я воззову к Тебе, услышь меня скоро» (Псалом 101:2-3); и яви всемогущество Твое тем, которые не знают Тебя; ибо Тебе все возможно, Царь могущественных!

Прочитав эту молитву, святой взял паралитика за руку со словами:

— Во имя Господа Иисуса Христа, встаньте и будьте здоровы!

И тотчас встал парализованный, почувствовал силу во всем теле своем и возрадовался, пошел, и, взяв постель свою, отнес ее в дом свой.

Видя такое чудо, многие из тех, кто стоял рядом, уверовали в Христа; а жрецы, служившие идолам, скрежетали зубами на слугу Христова и обратились к царю с такими словами:

— Если он останется жив, то жертвы, приносимые богам, будут уничтожены, и мы будем осмеяны христианами; уничтожь его, о царь! Как можно быстрее.

Тогда царь сказал Пантолеону:

— Принеси, Пантолеон, жертву богам, чтобы не погибнуть напрасно, ибо ты знаешь, сколько людей погибло из-за отречения от наших богов и неповиновения нашим повелениям. Разве ты не знаешь, как жестоко мучили старца Анфима?

— Все умершие за Христа, — ответил святой, — не погибли, но обрели жизнь вечную». И если Анфим, будучи старым и слабым телом, смог вынести жестокие муки за нашего Господа, то насколько больше я, будучи молодым и сильным телом, должен бесстрашно вынести все муки, на которые вы меня осуждаете, ибо я буду считать жизнь пустой, если не умру за Христа, а если умру, то буду считать это приобретением.

Король приказал повесить обнаженного мученика на дереве пыток, изрезать его тело железными когтями и прижечь ребра раскаленными свечами. Но когда Он переносил эти страдания, Он поднял глаза к небу и сказал:

— Господь Иисус Христос, явись мне в это время, дай мне терпение, чтобы я выдержал испытание до конца.

И явился ему Господь в образе пресвитера Ермолая, говоря:

— Не бойся, Я с тобой».

И тут же руки мучителей ослабели и как будто замерзли, так что орудия пыток выпали, а свечи погасли. Когда царь увидел это, он приказал вывести мученика из места мучений и сказал ему:

— Какова сила твоего волшебства, что и слуги устали, и свечи погасли?

Мученик ответил так:

— Мое волшебство — это Христос, чье всемогущество творит все.

Король возразил:

— Что ты будешь делать, если я назначу еще большие мучения!

— «В большем мучении, — ответил мученик, — мой Христос проявит большую силу, пошлет мне большее терпение, чтобы я мог посрамить тебя». И я получу от Него большую награду, когда буду больше страдать ради Него.

Тогда палач приказал расплавить олово в большом котле и бросил в него мученика. Пока олово кипело, мученика подвели к котлу, и он, подняв глаза к небу, стал молиться:

— «Услышь, Боже, голос мой в молитве моей; сохрани жизнь мою от страха вражеского; укрой меня от козней лукавых, от мятежа нечестивых» (Псалом 63:2-3).

Пока он молился, Господь снова явился ему в образе Ермолая и, взяв его за руку, вошел с ним в котел, и тотчас огонь погас, олово остыло, а мученик запел слова псалмопевца: «Я буду взывать к Богу, и Господь избавит меня». Вечером, и утром, и в полдень буду просить и взывать, и Он услышит голос мой» (Псалом 54:17-18). Стоявшие перед ними изумлялись этому чуду, а царь воскликнул:

— Что произойдет в конце — когда огонь погаснет, а банка остынет? Каким мукам я подвергну этого мага?

Те, кто был до него, советовали:

— Пусть его бросят в морские глубины, ибо он не может очаровать все море, — и он сразу же умрет.

Мучитель приказал это сделать.

Слуги схватили мученика, привели его к морю и посадили в лодку, привязав ему на шею большой камень, а затем отплыли далеко от берега и бросили его в море, а сами вернулись на берег. Когда святого снова бросили в море, ему, как и в первый раз, явился Христос в образе Ермолая, и камень, которым была обвязана шея мученика, стал легким, как лист, так что Пантелеймон, держась за него на поверхности моря, не утонул, но, как корабль, пошел по водам, направляемый, как некогда апостол Петр, десницей Христа; он вышел на берег, воспевая и прославляя Бога, и явился царю. Царь был несказанно поражен этим чудом и воскликнул:

— В чем сила твоего волшебства, Пантолеон, что ты подчинил ему море?

— А море, — пояснил святой, — повинуется своему хозяину и исполняет его волю.

— А вы тоже освоили море? — спросил король.

— Не я, — ответил мученик, — а Христос мой, Творец и Господь всего видимого и невидимого. У Него есть небо, земля и море: «Путь Твой в море, и стезя Твоя в водах великих» (Псалом 76:20).

Затем палач приказал подготовить за городом цирк зверей, чтобы скормить мученика зверям. Весь город собрался на это зрелище, желая увидеть, как прекрасного и невинно страдающего юношу терзают звери. Пришел и царь; приведя мученика, он указал пальцем на зверей и сказал такие слова:

— «Они приготовлены для тебя; поэтому послушайся меня, не жалей молодости твоей, не жалей красоты тела твоего, принеси жертву богам, или ты умрешь жестокой смертью, терзаемый зубами зверей».

Но святой выразил желание быть истребленным зверями, чем послушаться такого злого совета и приказа. И бросили его на съедение зверям. И Господь, явившись святому в образе хранителя Ермолая, закрыл пасти зверей и сделал их послушными, как овец, так что, подползая к святому, они лизали ему ноги. Он погладил их рукой, и каждый из зверей попытался дотронуться до руки святого, отталкивая друг друга. Народ, увидев это, изумился и громко закричал:

— Велик христианский Бог! Пусть невинный и праведный юноша будет освобожден!

Тогда царь, исполнившись гнева, вывел воинов с обнаженными мечами против славящих Христа Бога, и многие из уверовавших во Христа были убиты; царь приказал также умертвить всех зверей. Увидев это, мученик воскликнул:

— Слава Тебе, Христе Боже, что за Тебя умирают не только люди, но и звери.

И отошел царь от места видения, опечаленный и разгневанный, и бросил мученика в темницу. Убитых людей, взятых своими, предавали погребению, а зверей оставляли на растерзание собакам и плотоядным птицам. Но было и великое чудо: животные лежали несколько дней, не трогаемые не только собаками, но и птицами, и, кроме того, от их тел не исходило никакого запаха. Когда царь обнаружил это, он приказал бросить их в глубокий ров и засыпать землей. Для мученика было установлено ужасное колесо с острыми спицами. Когда святой привязал себя к нему и стал вращать колесо, тотчас колесо действием невидимой силы было разорвано и многие, стоявшие рядом, ранены, до смерти, но мученик вышел из колеса невредимым. И всех охватил страх перед лицом таких чудес, когда Бог был прославлен в лице своего святого. И царь сильно изумился и спросил мученика:

— Кто научил вас совершать такие чудесные магические действия?

— Меня учил не магии, а истинному христианскому благочестию, — сказал мученик, — святой человек, пресвитер Ермолай.

— «А где этот твой учитель, Ермолай, — спросил царь, — хотим ли мы его видеть?

Но мученик, зная духом, что для Ермолая наступило время мученического венца, ответил царю:

— «Если прикажешь, я приведу его к тебе.

И святой был отпущен в сопровождении трех охранявших его воинов, чтобы призвать пресвитера Ермолая.

Когда мученик пришел в дом, где жил пресвитер, старец, увидев его, спросил:

— Зачем ты пришел, сын мой?

— Господь и отец, царь зовет тебя.

— «Ты пришел в нужное время, чтобы позвать меня, — сказал старец, — потому что настал час моих страданий и смерти, ибо Господь явился мне этой ночью и сказал: Ермолай, ты должен много страдать за меня, как мой слуга Пантелеймон.

С этими словами старец радостно пошел с мучеником и предстал перед царем. Царь, увидев пресвитера, спросил его имя. Однако святой, называя свое имя, не скрывал и своей веры, громко называя себя христианином. Царь снова спросил его об этом:

— Есть ли среди вас единоверцы?

Старец ответил:

— У меня есть два сослуживца, истинные слуги Христа, Ермипп и Ермократ.

Тогда царь привел их к себе и сказал этим трем рабам Христовым:

— Ты отвратил Пантолеона от наших богов?

— «Сам Христос, — возражали они, — наш Бог призывает к Себе тех, кого считает достойными, выводя их из тьмы идолопоклонства в свет Своего познания.

— «Оставь теперь, — предложил царь, — свои лживые слова и снова обрати Пантолеона к богам, и тогда первая вина будет тебе прощена, и ты заслужишь от меня такие почести, что станешь моим ближайшим другом в моем дворце.

— Как мы можем это сделать, — твердо спросили святые, — когда мы сами готовимся умереть с ним за Христа, Бога нашего! Ни мы, ни он не отречемся от Христа и тем более не принесем жертву глухим и бессердечным идолам.

Сказав это, они обращали свои мысли к Богу и молились с поднятыми к небу глазами. Тогда Спаситель явился им свыше, и тотчас же произошло землетрясение, и земля потряслась.

— «Видишь, как боги гневаются на тебя, — сказал царь, — они сотрясают землю!

— «Истинно то, что вы сказали, — сказали святые, — что боги ваши потрясли землю, ибо они упали со своих мест на земле и были разбиты, низвергнуты силой Бога нашего, который гневается на вас!

Пока они разговаривали, к царю пришел гонец из храма с известием, что все их идолы упали на землю и рассыпались в прах. Но безумный правитель, видя во всем этом не силу Божью, а волшебство христиан, закричал:

— Воистину, если эти мудрецы не будут уничтожены в кратчайшие сроки, то весь город погибнет из-за них.

Он приказал посадить Пантелеймона в тюрьму, а старца Ермолая и двух его друзей подвергнуть пыткам, приговорив их к обезглавливанию мечом. И вот три святых мученика, пресвитер Ермолай и с ним слуги Ермипп и Ермократ, совершив свое мученичество, вместе предстали перед Святой Троицей в славе небесной.

После убийства трех святых мучеников царь, представ перед святым Пантелеймоном, обратился к нему с такими словами:

— Я обратил многих от Христа к нашим богам, только вы не хотите меня слушать. Даже твой учитель Ермолай и оба его друга поклонялись богам и приносили им жертвы, и я оказывал им почетные почести в своем дворце. Поступайте так же, чтобы и вы удостоились той же чести, что и они.

Но мученик, зная духом, что святые отошли, спросил царя:

— Прикажи им прийти сюда, чтобы я мог видеть их перед тобой».

— Их нет здесь, — сказал царь, — потому что я послал их в другой город, где они получат большие богатства.

— «Вот, ты говорил правду против любостяжания, — объяснил ему святой, — ты отослал их отсюда, подвергнув их смерти, и они действительно отошли в небесный город Христа, чтобы получить богатство, которого не видит глаз».

Видя, что мученик никак не может склониться к безбожию, царь подверг его жестокому избиению, нанес ему тяжкие раны и осудил его на смерть: ему отрубили голову мечом, а тело подожгли. И взяли его воины и вывели за город на заклание.

Святой, идя на смерть, пел псалом Давида: «Многие давили на меня с юности, но не одолели меня. На хребте моем они ополчились» (Псалом 128:2-3). И так до конца слов этого псалма.

Когда воины вывели мученика из города на расстояние больше залива, они пришли на место, где Господу угодно было умереть рабу Своему; они привязали Пантелеймона к оливковому дереву и, подойдя к нему, палач ударил святого мечом в дупло, но железо согнулось, как воск, и тело святого не приняло удара, потому что он еще не закончил молитвы.

Солдаты закричали от ужаса:

— Велик христианский Бог!

И, упав к ногам святого, они взмолились:

— Молись за нас, раб Божий, чтобы нам были прощены грехи наши, которые мы сделали тебе по повелению царя.

Когда святой молился, с неба раздался голос, обращенный к нему и подтверждающий изменение его имени, ибо Господь вместо Пантолеона назвал его Пантелеймоном, ясно передавая ему благодать милосердия ко всем, кто приходит к нему во всех скорбях и бедах, — и Господь призвал его на небо. Святой, исполнившись радости, повелел воинам зарубить Его мечом; но они не хотели, ибо боялись, и трепет охватил их. — Тогда Святой обратился к ним с такими словами:

— Если вы не исполните то, что вам поручено, вы не получите милости от Моего Христа.

Воины подошли и сначала целовали все его тело; потом дали одному, отрубили мученику голову, и вместо крови хлынуло молоко. Оливковое дерево было покрыто плодами сверху донизу. Видя это, многие из тех, кто присутствовал при обезглавливании мученика, уверовали во Христа.

Царю доложили о совершенных чудесах, и он приказал немедленно разрезать оливковое дерево на куски и сжечь их вместе с телом мученика.

После того как пожар был потушен, верующие извлекли из пепла тело святого, не поврежденное огнем, и с почестями похоронили его в близлежащей земле схоласта Адамантия.

Лаврентий, Вассой и Провиан, служившие в доме мученика, следовавшие за ним издалека, видевшие все его мучения и слышавшие голос с неба, который был к нему, написали повествование о его жизни и мучениях и передали его святым церквам в память мученика, на пользу читающим и слушающим во славу Христа Бога нашего со Отцом и Святым Духом, прославляемого, ныне и присно и во веки веков. Amen9).

Тропарь, тон 3:

Святой страстотерпец и целитель Пантелеймон, моли милосердного Бога даровать прощение грехов нашим душам.

Кондак, тон 5:

Молитвами Твоими исцели болезни душ наших и отгони вечного истребителя искушений от тех, кто с верой взывает: спаси нас, Господи!

1) 305 — 311.

2) Вифиния — северо-западная область Малой Азии, расположенная вдоль берегов Черного моря, Босфора и Константинопольского пролива. Страна известна с древности и получила свое название от вифинян, которые переселились в нее из Фракии. Вифиния была живописной, плодородной и изобиловала скотом. В 546 году до н.э. Вифиния перешла под власть персов, но с 327 года Вифиния снова стала независимым государством; в 75 году до н.э., по воле Никомида III, она перешла к римлянам как независимая провинция, управляемая специальным проконсулом. Христианство в Вифинии появилось в апостольские времена (1 Петра гл. 1, ст. 1). Во время правления Плиния Младшего, правившего Вифинией, и императора Траяна (98-117) христиан было очень много не только в городах, но и в деревнях и селах. При Диоклетиане (284-305 гг.) в Вифинии были ужасные гонения на христиан. В IV и V веках Вифиния была особенно примечательна в церковном отношении: здесь проходили многочисленные церковные соборы по различным ересям.

3) Никомедия, великолепный город древности на берегу Пропонтиды или Марморского моря.

4) Их поминовение приходится на 28 декабря.

5) Его память отмечается 3 сентября.

6) См. его жизнеописание под датой 26 июля.

7) Знаменитые врачи древности.

8) Бог медицины.

9) Святой Пантелеймон был низвергнут 27 июля 305 года. В месяцеслове Василия Блаженного говорится, что кровь и молоко, вытекшие при рассечении святого, сохранялись до 10 века и исцеляли верующих; об этом также упоминается в греческой Псалтири 12 века. Память святого Пантелеймона издавна особенно почиталась на Востоке; церкви, построенные в его имя в Севастии в Армении и в Константинополе, относятся к IV в. Его мощи были перенесены в Царьград, оттуда большая часть отправилась в Париж в Сен-Дени, а глава, как говорят, в 802 г. в Лион. Но русский паломник Антоний видел его голову в Софии в Царьграде в 1200 году, а по свидетельству святого Стефана Новгородского (1350), в 14 веке мощи святого Пантелеймона находились во Влахернской церкви в Царьграде. Часть мощей сейчас находится в Пантелеимоновом монастыре на горе Афон.

Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Добавить комментарий

;-) :| :x :twisted: :smile: :shock: :sad: :roll: :razz: :oops: :o :mrgreen: :lol: :idea: :grin: :evil: :cry: :cool: :arrow: :???: :?: :!: